FacebookTwitterGoogle
Diet-Health.info Учреждение G+E, Здоровье и питание Темы Diet-Health.info Учреждение G+E, Здоровье и питание Темы Diet-Health.info Учреждение G+E Темы
08 февр. 2016 г., 10:05:18
Комментарии Printer

Рецензия "Смертельная медицина и организованная преступность

Датский медицинский ученый, профессор Гётсще показывает на примере научных исследований как фармацевтическая промышленность подкупает здравоохранение.
 zum vorherigen Beitrag
zum nächsten Beitrag 

Buchdeckel "Tödliche Medizin und organisierte Kriminalität", Prof. Dr. med.Peter Christian Gøtzsche.
Название Смертельная медицина и организованная преступность
Подзаголовок Как фарминдустрия подкупает здравоохранение.
Автор (ы) Питер К. Гётсще, проф. док. медицины.
Издательство riva Verlag München
Издание 2013 на англ. и дат., 2015 на нем. языке
Страниц 512
ISBN 978-3-86413-594-1
Примечание Книга года по версии Британской медицинской ассоциации (ВМА) в номинации "Популярная медицина".

Вывод

Профессор, док. медицины ПИТЕР КРИСТИАН ГЁТСЩЕ (англ.) очень точно и подробно описывает махинации (а также интриги) фармацевтической промышленности (фармацевтических предприятий). Это - мошенничество, утаивание негативных исследований, взятка, запугивание и угрозы критикам (критика) и т.д. Цель крупных предприятий этой промышленности - увеличить и без того огромные прибыли. Но критика капитализма в книге отсутствует.

Книга читается легко, как криминальный роман. В рецензии на книгу мы можем приводить только факты, что делает ее немного сухой. В ней также отсутствуют многочисленные примеры с конкретными данными.

Автор предлагает свои решения проблемы, которые он резюмирует в главе 21. Ключевыми понятиями в них являются: независимые органы контроля и разрешительные органы, отказ от денег и льгот промышленности всех, кто связан со здравоохранением, т.е. врачей, больниц, университетов, институтов, групп самопомощи, журналов, газет, журналистов, политиков и т.д. Предотвращение конфликта интересов экспертов.

Книга является обязательной для всех медиков, которые еще верят в то, что фармацевтическая промышленность действует во благо пациентов, а не ради собственной выгоды. Можно ли рекомендовать эту книгу неспециалистам без соответствующих знаний? После прочтения книги или нашей рецензии никто не должен самостоятельно отказываться от лекарств, необходимо проконсультироваться с врачом и дать ему почитать этот текст. Ссылки будет достаточно. Есть жизненно необходимые медикаменты.

В качестве контраргумента этой книге следует знать, что успехом в увеличении продолжительности жизни мы также обязаны фармацевтической промышленности. Эта уничтожающая, но объективная критика не говорит об этом. То, что ГЁТСЩЕ прав, можно подтвердить многочисленными приведёнными здесь ссылками на видео с YouTube (на немецком и английском языках). 

Оригинальное название: Deadly Medicines and Organised crime. How big pharma has corrupted healthcare. Radcliffe Publishing Ltd. 2013

Из слов об авторе мы узнаём, чему этот человек учился, а комментарии и предисловия указывают на значимость, которую доктор ГЁТСЩЕ получил в кругу специалистов. Необходимо прочесть и то и другое, прежде чем начать чтение этой рецензии, потому что иначе факты будут звучать практически невероятно и шокирующе, даже для врача или в особенности для него.

YouTube-Video: Ein Pharma-Insider packt aus - ZDF von DieAndereWahrheit Э.Э.: Канал ZDF в Германии показывает серьёзные передачи. На YouTube есть видео пользователя DieAndereWahrheit, длительностью три минуты под названием Ein Pharma-Insider packt aus (нем.). Это видео ясно показывает, что рецензируемая книга не сгущает краски.

Резюме

О чем эта книга? В ней рассказывается о методах работы фармацевтических компаний и их менеджеров. Их целью зачастую является только увеличение доходов любой ценой. Следуя советам автора, они могли бы безо всяких уловок производить хорошие, т.е. эффективные, с незначительными побочными эффектами и недорогие лекарственные препараты. Но сегодня это не может быть целью очень успешной фирмы. Общество должно измениться.

Книга содержит 22 главы. В приложении к каждой главе приведены многочисленные ссылки на библиографию (стр. 443-502) и предметный указатель на десять страниц (стр. 503-512). По некоторым указателям литературы мы будем приводить в рецензии ссылки на оригинальные работы. Но это пока еще в разработке. Качество работы доктора ГЁТСЩЕ видно и по количеству указателей литературы - 1142, которые большей частью отсылают к научным работам, доступными для ознакомления.

Автор посвящает свою книгу многим честным людям в фармацевтической промышленности, которые также, как и он возмущены криминальными действиями их начальников и их последствиями для пациентов и экономики. С концернами пищевой промышленности складывается отчасти похожая ситуация, как мы можем понять из рецензии на книгу "Соль, сахар и жир" Mайкла Moсса. Moсс получил за свою книгу Пулитцеровскую премию.

Э.Э.: Обе книги, "Соль, сахар и жир" и "Смертельная медицина" показывают в сущности только то, как действует человек, если речь идёт о больших деньгах и/или престиже. У нас в школах преподаётся этика и не объяснятеся значение этики. Более углубленное изучение, а именно прикладная этика, философия и другие дисциплины так или иначе придут в раннем зрелом возрасте. Для обоих полов - это обязательные дисциплины при обучении взрослых. Иначе у общества не будет шансов на изменение, потому что измениться должно оно, и ничего другого. Это похоже на то, как если бы в народе, в котором нет понимания демократии, пытались бы установить её или даже прямую демократию, как, например, в Швейцарии.    

Такие темы как business ethics есть в Википедии на английском языке, на русском Википедия даёт ссылку на категорию бизнес-этика. Главными ценностями в ней являются гуманность, солидарность и ответственность. Если сравнить теорию и практику с хитросплетениями политики и индустрии, можно только сказать, что доброжелательные и правильные предложения автора не осуществимы, потому что они не достаточно глубоки. Массам не хватает воли, чтобы изменить существующее положение вещей. Массы также далеки от того, чтобы заниматься подобными темами, или по-настоящему распознать проблему и её важность в долгосрочной перспективе.

Оглавление

Т.к. оглавление очень объёмное, здесь приведены только главы:

  1. Введение
  2. Признание инсайдера
  3. Организованное преступление как бизнес-модель фармацевтических гигантов
  4. Очень немногим пациентам помогают их лекарства
  5. Клинические исследования: нарушенный общественный договор с пациентами
  6. Конфликт интересов медицинских специальных журналов
  7. Коррумпирующее влияние легко зарабатываемых денег
  8. Что делают тысячи врачей, получающие от промышленности деньги?
  9. Агрессивные стратегии продаж
  10. Недостаточный контроль качества лекарственных средств
  11. Общественный доступ к информации ведомств по лекарственным препаратам
  12. Невротин: средство против эпилепсии для всех случаев
  13. Merck - где пациенты умирают сначала
  14. Лживое исследование целекоксиба и другие мошенничества
  15. Дорогие лекарства как замена дешёвым для одних и тех же пациентов
  16. Сахар в норме, пациент мёртв
  17. Психиатрия, рай для фармацевтической промышленности
  18. Таблетки счастья доводят детей до самоубийства
  19. Запугивание, угрозы и насилие для стимулирования продаж
  20. Мифы промышленности рассыпаются
  21. Отказ системы взывает к революции
  22. Дать отпор фармацевтическим концернам
Buchrückseite von "Tödliche Medizin und organisierte Kriminalität."

К сожалению, на Википедии нет статьи о группе CONSORT (Consolidated Standards Of Reporting Trials) на русском языке, поэтому ссылка на английском. The CONSORT Group с резиденцией в исследовательском институте при Оттавском госпитале (OHRI), Канада, пытается ввести принципы публикации рандомизированных клинических исследований, которые бы могли значительно увеличить их надёжность. Здесь ссылка на русском языке об этом.

Все изображения Вы можете увеличить до читабельного формата, кликнув на них.

Об авторе

Профессор ПИТЕР К. ГЁТСЩЕ врач-специалист терапевтической медицины. До получения высшего медицинского образования он получил степень магистра биологии и химии. С 1975 по 1983гг. он проводил клинические исследования для фармацевтических компаний и занимался лицензиями лекарственных препаратов. В 1984г. он сдал медицинский экзамен. С 2001г. ГЁТСЩЕ профессор клинического исследовательского дизайна и анализа в Королевском госпитале Копенгагена.

В 1993г. он был соучредителем Кокрейновского сотрудничества. Это некоммерческая организация, проводящая строгий и систематический анализ рандомизированных исследований, который предоставляет информацию о преимуществах и недостатках лечения. Он является соавтором CONSORT-рекомендаций по составлению отчёта для рандомизированных исследованийSTROBE-рекомендаций по составлению отчёта для обсервационных исследований, предпочтительных элементов отчёта для систематических обзоров и метаанализа PRISMA и SPIRIT-рекомендаций по минимальным стандартам в исследованиях.

Кроме того он является ответственным редактором Кокрейновской рабочей группы по методологии обзоров. Их девиз: "Надёжные доказательства. Информированные решения. Во благо здоровья" (Cochrane). Согласно задней обложке книги он опубликовал более 300 статей, из них более 50 в "большой пятёрке" медицинских специальных журналов: BMJ, The Lancet, JAMA, Annals of Internal Medicine и New England Journal of Medicine. Его научные работы были процитированы более 10 000 (стр. 21) или 15 000 раз (согласно задней обложка книги).

Его книги по медицине: Rationel klinik, Evidensbaserede diagnostiske og terapeutiske beslutninger (Munksgaard 2006), Rational Diagnosis and Treatment: evidence-based clinical decision-making (Wiley, 2007), Mammography Screening: thruth, lies and controversy (Radcliffe 2012). Он получил ежегодную книжную премию Британской медицинской ассоциации в номинации "Популярная медицина".

Ausschnitt in YouTube über ZDF heute-Show. Interview mit einem Lobbyisten der ProGenerika. В этом шоу на канале ZDF  от 14.5.2010 Maртин Соннеборн берет интервью у представителя лобби-объединения ProGenerika. В этом отрывке видео на англ. языке с YouTube от QVCinsider длительностью 3:42 мин. речь идёт о дешевых лекарствах из Китая или Индии. Очень смешно, но не очень относится к теме книги.

Предисловие

Профессор Герд Гигеренцер, психолог и директор Института исследований в области образования Общества Макса Планка назвал книгу открывающей глаза.

Профессор, доктор мед. наук Петер Савики, диабетолог, согласен с автором, что стремление фармпромышленности к прибыли вредит нашему здоровью, ответственные за это органы власти работают не эффективно, а парламенты не издают действенных законов для защиты населения. Доктор Савики - бывший директор Института качества и эффективности здравоохранения (IQWIG). Политики проголосовали за его отстранение от должности в 2010г.!

Доктор мед. наук Вольфганг Бекер-Брюзер, к тому же доктор фармацевтических наук, ответственный редактор немецкого специализированного журнала Arznei-Telegramm считает, что провокационное название не является преувеличением. Спонсором журнала без рекламы Arznei-Telegramm является ООО A.T.I. Arzneimittelinformation Berlin.

Автор бестселлера, доктор философских наук Франк Виттиг считает автора самым выдающимся охотником за фармацевтической мафией на Земле. Доктор Виттиг сам опубликовал книги "Белая мафия" (фев. 2013), которая стала бестселлером по версии журнала Spiegel, и "Больной из-за ранней диагностики" (сент. 2015). См. интервью с ним, проведенное издательством Thieme под названием "Мафиозные уловки" (нем.), а также интервью канала SWR1 о книге издательства Riva рассказывающей о бессмысленной ранней диагностике рака груди и простаты.

В своем предисловии профессор, доктор мед. наук Ричард Смит (англ.) хвалит бескомпромиссное разоблачение методов фармацевтических концернов и их пособников. Их методами являются: подкуп, мошенничество, утаивание результатов исследований, использование лекарственных средств, выходящее за рамки одобренного лицензией списка их применения, угрозы и преследования информантов. Доктор Смит в течение 25 лет был сотрудником Британского медицинского журнала (BMJ), 13 из них ответственным редактором.

Википедия о докторе Смите: "He sits on the Board of Directors of the Public Library of Science, an open access publisher of scientific and medical research. He was editor in chief of the open-access Cases Journal, which aimed to create a database of medical case reports." Он также был руководителем UnitedHealth Europe, Европейского отделения UnitedHealth.

См. также литературу: "Преданный садовник" Джона ле Карре (оригинальное название The Constant Gardener), 2001г. и одноименную экранизацию Фердинандо Мейреллеса, вышедшую в 2005г.

Смит цитирует бывшего вице-президента фармацевтической компании Pfitzer так: "Схожесть данной отрасли промышленности с организованной преступностью пугает. Мафия получает бешеные деньги, и эта промышленность тоже. Побочные эффекты организованной преступности - смерть и умершие, и они же являются побочными эффектами данной промышленности. Мафия подкупает политиков и других людей, фармацевтические концерны делают тоже самое." (стр. 13)

В другом предисловии профессор, доктор мед. наук Драммонд Ренни (англ.), бывший заместитель ответственного редактора Journal of the American Medical Association, свидетельствует об уникальной научной деятельности автора, его исследованиях, его авторитете, его правдивости и его мужестве. Так как он тоже в течение десятилетий собирал сведения о фармацевтической промышленности и хорошо знает доктора ГЁТСЩЕ, он верит в правильность его информации. Название его предисловия гласит: "Возмущение, подтвержденное доказательствами".

Рецензия на книгу

Некоторые из 22 глав (12) имеют подзаголовок, другие его не имеют. Оглавление книги из-за его большого объема мы привели без подзаголовков, но в тексте их легко можно найти при помощи трехзначной десятичной классификации. Оглавление книги выше отсылает прямо к главам.

Введение

Профессор, доктор мед. наук ПИТЕР КРИСТИАН ГЁТСЩЕ пишет, что большие эпидемии в большинстве стран находятся под контролем, и критикует - несмотря на это многие бедняки умирают от СПИДа или малярии, потому что они не могут позволить себе дорогие медикаменты. Вместо этого у нас сейчас есть две новых эпидемии: табак и лекарства.

Цитата автора: "В Соединенных Штатах и Европе лекарства являются третьей по частоте причиной смерти после сердечных заболеваний и рака" (стр. 23)

Он сравнивает табачную и фармацевтическую промышленности: Несмотря на то, что были проведены исследования по изучению возможного возникновения зависимости и вреда для здоровья от активного и пассивного курения, они не были опубликованы и их существование держалось в секрете. Некоторые исследования были частично инициированы самой табачной компаний Philip Morris. Если серьёзные учёные доказывают, что какой-либо продукт опасен, то вскоре возникает большое количество исследований, которые доказывают обратное и смущают у людей. Таким образом промышленность выигрывает время, как табачная так и фармацевтическая. "Это коррупция" (стр. 24)

Существуют разные виды зависимостей: зависимость от психоактивных веществ (наркомания), что вызывает группу психических расстройств (синдром) и расстройств поведения на основании повторяющегося употребления психоактивных веществ. Типичной при этом является сильная, периодическая или длительно проявляющая аддикция, прогрессивное пренебрежение другими обязанностями или действиями, возможная потеря контроля и патологическое употребление определенных веществ. Медицинское название этого аддикция (зависимость).

Часто обществом допускаются некоторые формы зависимостей, такие как никотиновая зависимость, зависимость от компьютерных игр и  лудомания (игромания), теизм/кофеинизм (зависимость от чая/кофе) или алкогольная зависимость (алкоголизм). См. также опасности пассивного курения.

Лишь немногие знают, что признаки отравления могут появляться от 1 г кофеина в день. 1 г кофеина соответствует 10 литрам обычной Колы или примерно 12 250-миллилитровым баночкам обычного энергетического напитка. Интересно узнать, что: "Веществами с наибольшим потенциалом физической зависимости являются героин и никотин".

В США рекламные ролики призывают принимать таблетки, пилюли или капсулы, чтобы снова взять свою жизнь под контроль. "Герои в романе Олдоса Хаксли "О дивный новый мир" (1932) каждый день принимают безвредный наркотик сому..." По данным автора в Дании на каждого человека приходится уже 1,4 суточной дозы лекарств. Почему люди делают это? В качестве главного аргумента он называет то, что фармацевтические фирмы продают не лекарства, а ложь о лекарствах. (стр. 25)

В этой книге речь идёт не об успехах в борьбе против инфекций, некоторых видов рака и болезней обмена веществ, таких как диабет 1-го типа, речь идёт об отказе системы и его причинах. Автор упоминает: "Научная литература о лекарствах систематически фальсифицируется при помощи исследований с неверным дизайном и ошибочными анализами, а также при помощи выборочных публикаций исследований и данных, замалчивании нежелательных результатов и с помощью "литературных негров".

"Литературным неграм" платят за то, чтобы они оставались анонимными. Статьи впоследствии публикуются под именами известных профессоров, хотя они часто не имеют никакого отношения к тексту. (стр. 26)

Признание инсайдера

Автор рассказывает о своём первом опыте с профилактическими лекарствами:

Витаминные таблетки в 8 лет. В 50-х годах ещё считалось, что витамины, принимаемые в любом количестве, приносят пользу. Только лишь в 2008г. одно исследование установило, что некоторые из них могут сократить продолжительность жизни. См. Белакович Г., Николова Г. и др.: Antioxidant supplements for prevention of mortality in healthy participants and patients with various diseases. Кокрейновская база данных систематических обзоров.

Вторым опытом был энтеро-виоформ (клиоквинол - ссылка на англ.) для профилактики диареи в Италии. Что было довольно бессмысленно, потому что средство действует только против протозойных инфекций (амёб) или шигелл (шигеллы), а этим в Италии не заражаются. Зато при длительном приёме могут происходить повреждения нервов вплоть до паралича ног и тяжёлых нарушений зрения. Фирма Ciba (сейчас часть фирмы Novartis) знала это уже давно. Несмотря на то, что в Японии в 1970г. 10 000 человек заболели ПМОН (SMON англ.) и фирма выплатила им 490 миллионов долларов, она убрала это средство с рынка лишь в 1985г. ПМОН - сокращение от подострой миело-оптической невропатии.

В 1960-х годах на рынок пришли кортикостероиды как чудодейственные средства против ревматоидного артрита. О тяжёлых побочных эффектах (например, перломы костей) стало известно лишь позже.

После окончания изучения химии и биологии автор устроился на должность фармпредставителя в фирму Astra (сегодня AstraZeneca). Там он научился, как убеждать врачей прописывать продукт своей фирмы, а не конкурирующей и к тому же в как можно больших количествах. Это время совпало с введением глобациллина, пенициллина, который якобы является более эффективным против воспалений околоносовой пазухи (синусит), чем средства конкурентов. Мнимые доказательства этого были фальсифицированы. Это довольно негативно отразилось на самоуважении автора, особенно после того, как он прочёл книгу "Смерть коммивояжёра" (1949г.) Артура Миллера (1915-2005гг.).

Через 8 месяцев он стал директором по продукции. В этой должности он был ответственным за продажи спрея от астмы Бриканил (тербуталин, ингалятор). Целью было побудить врачей выписывать своим пациентам регулярные ингаляции спрея. После чего смертельные случаи среди астматиков участились.

Новозеландский эпидемиолог, профессор Нейл Пирс, Лондонская школа гигиены и тропической медицины (LSHTM), бывший президент Международной эпидемиологической Ассоциации (IEA), написал статью о власти фармацевтической промышленности и её проплаченных союзниках среди врачей. "То, что он пишет о лечении астматиков, поражает" (стр. 39) 

YouTube video über 10 Lügen des Marketing.

Пирс Н. "Adverse Reactions: the fenoterol story", издательство Auckland University Press. 2007. Почему так поздно? Потому что раньше не нашлось медицинского журнала, который бы опубликовал статью несмотря на угрозы Boehringer Ingelheim! Ссылка на видео на английском языке длительностью 7:13 минуты.

Фото: YouTube-видео о 10 уловках маркетинга, например, коррекции в фотошопе.

Сегодня врачи уже не рекомендуют регулярные ингаляции так называемых бета-адреномиметиков (бета-2-симпатомиметики) короткого действия. После этого смертельные случаи среди астматиков снова сократились.

Кроме того, была сделана попытка применять тербуталин при хроническом бронхите, для чего он не получил разрешения, потому что отсутствовали исследования на эту тему. Другим его применением должно было стать средство от кашля, но и на это разрешения не было.

Следующим "чудо-средством" должны были стать цинковые таблетки от язвы голени. Несмотря на якобы впечатляющие исследования фирмы, кокрейновский анализ позже установил их неэффективность.

Во время своей работы в фирме Astra-Syntex - он был там ответственным за клинические исследования и лицензии для новых лекарств - автор изучал медицину. Самым главным лекарством этой фирмы был напроксен, нестероидный противовоспалительный препарат (НПВП, НПВС, НСПВП), средство от боли и воспалений без кортизона, которое прописывают, например, при "стирании сустава".

НПВП существует множество. По сути новое средство должно было быть лучше, чем предшествующие более дешевые, но фирма не была заинтересована в сравнительном исследовании. Ей уже было известно, что её средство было не лучше, а только дороже. В исследованиях с ортопедами ПИТЕР К. ГЁТСЩЕ установил, что наропроксен не имел противовоспалительного эффекта, как это утверждалось ранее.

Руководители исследования разделили пациентов с растяжением лодыжек на 2 группы. Одним был предписан покой, другим нет. Опухание быстрее проходило у активных пациентов, напроксен не оказывал на это никакого воздействия. Т.к. НПВП имеют множество побочных эффектов для желудка, сердца и почек, то их зачастую можно было бы заменять менее опасными и по возможности более дешёвыми болеутоляющими средствами.

Фирма советовала врачам давать вместо стандартной дозы двойную, однако умалчивала, что эффективность при этом едва ли возрастёт, а побочные  эффекты увеличиваться в два раза.

В совей диссертации Verzerrungen bei Doppelblindstudien ПИТЕР К. ГЁТСЩЕ доказывает, что многие исследования интерпретируются в пользу лекарства спонсора и против сравниваемого средства.

Также и другие концерны пытались с помощью агрессивных методов выдать свои НПВП за лучшие: Pfizer - особенно долго действующий пироксикам, который в особенности у пожилых людей накапливался в организме из-за более длительного выделения и часто вызвал желудочные кровотечения; Eli Lilly свой беноксапрофен, о котором ложно утверждалось, что он может предотвращать развитие стирания сустава. О тяжёлом вреде для печени, который он вызывает, умалчивалось.

Якобы хорошей переносимости желудком коксибов (целекоксиб, эторикоксиб, рофекоксиб, лумиракоксиб и парекоксиб) сопутствовали серьёзные побочные эффекты на сердце (селективные ингибиторы ЦОГ-2).

Организованное преступление как бизнес-модель фармацевтических гигантов

Фармацевтическая промышленность рассказывает не о преимуществах и недостатках своих препаратов, а всегда только об их эффективности и безопасности. Когда врачи прописывают лекарства, а пациенты их принимают, и те, и другие убеждены, что фарминдустрия тщательно протестировала медикаменты, а органы власти прежде чем дать разрешение на использование, всё тщательно и строго проконтролировали (стр. 53). И хотя фармацевтические фирмы стараются создать такое впечатление, большая часть сотрудников не верит, что их шефы честны.

Примеры обвинительных приговоров

в 2012г. компания Pfizer заплатила 60 миллионов долларов, чтобы прокуратура прекратила следствие по делу взятки за границей (под видом расходов на образование, перевозку грузов и т.д.).

С 1970-х и до конца 1990-х картель производителей витаминов (Vitamin Inc.) под руководством компании Hoffmann-La Roche с помощью договоренностей искусственно держала цены на витамины на высоком уровне. После выявления махинаций некоторые менеджеры попали на короткое время в тюрьму, а некоторые выплатили штрафы в 500 миллионов фунтов или долларов. Но это всего лишь небольшой процент от прибылей, которые они получали благодаря ценовым манипуляциям.

В межвоенный период Roche поставляла преступному миру в США опиум, морфий и героин. Также и другие фирмы из других стран участвовали в этой торговле. Литература по этому вопросу: Corporate Crime in the Pharmaceutical Industry Джона Брейтуэйта. Издательство Routledge & Kegan Paul, Лондон, 1984г.

В начале 1970-х годов на Roche наложили штраф, потому что она препятствовала проведению конкурса на продажу успокоительных средств валиума и либриума. Только лишь спустя 27 лет после опубликования отчётов о лекарственной зависимости правительственные органы согласились с тем, что успокоительные средства вызывают привыкание.

Цитата автора: "Я считаю, что с этической точки зрения не имеет значения, что некоторые лекарства, которые влияют на мозг, легальны, а другие нет. Решающее значение имеет то, что фармацевтическая промышленность делает с людьми" (стр. 58).

YouTube video, ZDF: Das Pharma-Kartell: Wie Patienten betrogen werden. Видео длительностью 44:17 минут (нем.) из передачи на канале ZDF Frontal 21. Видео под названием Das Pharma-Kartell - Wie Patienten betrogen отчётливо показывает, как действует эта промышленность для достижениия своих целей. Загружено пользователем DieAndereWahrheit.

"Доска позора" фармацевтических гигантов

Несмотря на то, что в British Medical Journal (BMJ, Британский медицинский журнал) и в New York Times почти еженедельно появляются статьи об ошибках фармацевтических компаний, фармпромышленность утверждает, что речь идёт об единичных случаях. Чтобы выяснить это, автор в 2012г. ввёл в поисковую машину имена 10 крупнейших фармацевтических предприятий в сочетании со словом мошенничество. Вот что он получил:

  1. Pfizer в 2009г. была готова заплатить за мировое соглашение 2,3 миллиарда долларов, т.к. выяснилось, что фирма продавала четыре лекарства для применения, на которое она не имела разрешения. Фирма подписала договор о честной предпринимательской деятельности на 5 лет, который она, вероятно, планировала соблюдать также "строго", как и три предыдущие. Одним из этих лекарств был антибиотик зивоксид (биологически активное вещество линезолид), который спровоцировал большое количество смертельных случаев, потому что фирма ложно утверждала, что при самых тяжёлых инфекционных заболеваниях он действует лучше, чем обычное средство ванкомицин. Но зато он стоил в восемь раз дороже.
  2. Novartis в 2010г. была готова выплатить 423 миллиона долларов, потому что она продавал средство от эпилепсии трилептал (окскарбазепин) для применения на которые у неё не было разрешения (боли, психозы), а также пять других лекарственных средств.
  3. Sanofi-Aventis выплатила в 2009г. 95 миллионов долларов из-за мошенничества, потому что фирма просила у Medicaid (федеральная система медицинской помощи неимущим в США- прим. пер.) слишком большие суммы за лекарства.
  4. GlaxoSmithKline (GSK) заключила в 2011г. крупнейшее в истории США мировое соглашение в выплатила 3 миллиарда долларов, т.к. предприятие нелегально продавало лекарства по показаниям, на которые не имела разрешения. Например, это был антидепрессант велбутрин (бупропион) для похудания или диабетическое средство авандия (росиглитазон) из-за его якобы положительного воздействия на сердечно-сосудистую систему. Позже средство было изъято из продажи, потому что вызывало сердечную недостаточность.
  5. AstraZeneca в 2010г. была готова заплатить 520 миллионов долларов из-за мошенничества. Фирма рекомендовала свой антипсихотический препарат (нейролептик) сероквель (кветиапин) среди прочего для использования детьми и пожилыми людьми и по показаниям, на которые не имела разрешения. Это были агрессия, страх, деменция, болезнь Альцгеймера, СДВГ (т.е. дефицит внимания или гиперактивность), депрессии и нарушениях сна.
  6. Roche даже не была обвинена в "крупнейшем воровстве всех времён" (стр. 63): со ссылкой на не опубликованные исследования фирма утверждала, что тамифлю (осельтамвир) значительно снижает число поступающих в больницы из-за заболевания гриппом и вторичных осложнений. В 2009г. Roche удалось уговорить правительства США и многих европейских государств купить тамифлю для профилактики эпидемии гриппа на сумму несколько миллионов долларов и евро соответственно. Ни тамифлю, ни реленза (занамивир), препарат конкурирующей фирмы GlaxoSmithKline не имеют при гриппе лучшего эффекта, чем плацебо. Должностное лицо из агентства Министерства здравоохранения и социальных служб США Food and Drug Administration (FDA), который не хотел допускать тамифлю и релензу, под давлением фирмы Roche был лишен должности (стр. 64). Даже если тамифлю и был неэффективен, но у него были некоторые неприятные побочные эффекты: галлюцинaции, странные несчастные случаи.
  7. Johnson & Johnson выплатила в 2012г. штраф в 1,1 миллиард долларов, т.к. она умаляла значение рисков антипсихотического препарата рисперидал (рисперидон). J&J и её дочерняя фирма Janssen утверждали, что у него меньше побочных эффектов, чем у других препаратов этой группы, вследствие чего он также применялся для детей и пожилых людей.
  8. Merck в 2007г. выплачивает из-за мошенничества 670 миллионов долларов, т.к. крупнейшее фармацевтическое предприятие не сделало государственным программам здоровья подобающие скидки.
  9. Eli Lilly выплатила в 2009г. из-за нелегальных методов сбыта 1,4 миллиарда долларов, т.к. она продавала свой нейролептик зипрекса (оланзапин) по многочисленным не разрешенным показаниям: деменция, болезнь Альцгеймера, депрессии у детей и пожилых людей и преуменьшала серьёзность побочных эффектов (сердечная недостаточность, воспаление лёгких, чрезмерное увеличение веса. См. фильм Der Diabetesmythos.
  10. Abbott выплатила в 2012г. из-за мошенничества 1,5 миллиарда долларов, потому что предприятие продавало своё средство от эпилепсии депакот (вальпроевая кислота) по не допущенным показаниям.

Конечно, этот список можно было продолжать ещё долго:

Sanofi-Aventis обманула в своём исследовании антибиотика кетек (телитромицин), несмотря на это препарат был допущен FDA. Вскоре после этого появились первые смертельные случаи из-за печёночной недостаточности. Сейчас он продаётся в США с напечатанным на упаковке предупреждением и 26-страничной информационной брошюрой.

Например, фирма AstraZeneca дала взятку, чтобы страховая программа Medicare купила у нее более дорогое лекарство. Johnson & Johnson подкупила заведующих больницами  и врачей в нескольких странах, чтобы они использовали их продукты...

Запрещено вытеснять производителя дженерика с рынка, если срок патентной защиты истёк (стр. 73). Glaxo возбудило необоснованный гражданский процесс против введения дженерика. С помощью исков в США можно совершенно легально отсрочить введение на рынок препарата на срок до 30 месяцев.

Bristol-Myers Squibb в течение нескольких лет при помощи ложных сведений и выплат одному из производителей дженерика (дженерик) предотвращала выход на рынок более дешёвого средства от рака. Lundbeck скупила дженерик, чтобы и далее продавать свой более дорогой ципрамил (циталопрам).

Фирма Purdue Pharma ложно утверждала, что её опиоид оксиконтин (оксикодон) обладает меньшим вызывающим привыкание действием, чем другие производные морфина.

В 2004/2005гг. санитарная комиссия британской платы общин тщательно проверила фармацевтическую промышленность. Она установила, что эта отрасль подкупила врачей, политиков, органы социального обеспечения, группы пациентов и журналистов и находилась под недостаточным контролем.

Отчёт сообщал, что было бы хорошо ограничить влияние промышленности, это было бы благотворно также и для индустрии, потому что тогда она снова смогла бы сконцентрироваться на производстве новых лекарств вместо того, чтобы давать взятки. Правительство ничего не предприняло и, в конце концов, фармацевтическая промышленность является третьей по доходам отраслью в стране.

В качестве доказательства, что фармацевтическая промышленность попадает под категорию "организованная преступность", автор приводит один из законов США (закон RICO против рэкета), с помощью которого должна быть побеждена мафия и подобные ей организации. При этом речь идёт о повторном совершении следующих преступлений: вымогательство, мошенничество, торговля наркотиками, взяточничество, утаивание, препятствие деятельности правосудия и полиции, воздействие на свидетелей, политическая коррупция... (стр. 79)

В США фармацевтические компании совершают в три раза больше нарушений закона, чем компании в других отраслях. Количество мировых соглашений и денежных штрафов за правонарушения фармацевтических концернов в последние годы очень увеличивается. Таким образом, утверждения фирм, что претензии устарели и за это время многое изменилось, не соответствуют действительности.

Очень немногим пациентам помогают их лекарства

В этой главе автор объясняет важность использования двойного слепого метода в исследованиях. В таком исследовании ни пациент, ни врач не знают, кто получил лекарство, а кто плацебо. Оценка эффективности изменяется в зависимости от того, кто и какой процент исследователей и испытуемых не является "слепым". Он также объясняет, что пациенты часто понимают, что они принимают плацебо, потому что оно не имеет никаких побочных эффектов. Некоторое время существовали активные плацебо. Они, например, вызывают сухость во рту, как и лекарство. Этого не было в намерениях фармацевтической промышленности. Во многих исследованиях выявляется лишь незначительная эффективность препарата, её можно создать при помощи умелых арифметических действий, или же при помощи повторов, потому что в каком-либо из исследований нужный результат так или иначе появится.

Практическим способом установить сколько человек получают пользу от лечения является "Number Needed to Treat" (NNT), т.е. число больных, которых необходимо лечить. На примере средства, понижающего холестерин (статин), он установил, что для здоровых людей с повышенным уровнем холестерина нельзя задать NNT, потому что они не получают пользу от лечения, но у многих ухудшается качество жизни из-за мышечных болей.

Kлинические исследования: нарушенный общественный договор с пациентами

С тех пор как фармацевтическая промышленность имеет монопольное право на проведение исследований её собственных продуктов и опубликовывает только то, что для неё выгодно, этот общественный договор постоянно нарушается. Промышленность утаивает не только нежелательные результаты исследования, она также запугивает людей, которые открывают вредные побочные действия её лекарств. Она тайно изменяет цели исследований, если получен не желаемый результат, а какой-то другой, или так проводит исследования, что его результаты едва ли можно опровергнуть.

Нашим правительствам не удалось управлять могущественными фармацевтическими концернами и защитить научную объективность и интерес от коммерции.

В первой половине 20-го столетия лекарства едва ли проверялись перед выходом на рынок, что кроме всего прочего привело в 1961/62гг. к контерганскому скандалу (талидомид). Это лекарство было рекомендовано производителем Grünenthal GmbH среди прочего от тошноты при беременности. После чего участились случаи рождения детей с отсутствующими частями тела. Только лишь после этого были проведены многочисленные эксперименты на животных и исследования эффективности. Но на рынке всё ещё оставалось множество старых непроверенных медикаментов.

То, что фармпромышленность для получения разрешения на лекарственное средство должна всего лишь подтвердить статистически значимую эффективность в двух плацебо-контролируемых исследованиях, является ещё одной проблемой. "У фармацевтических предприятий есть множество возможностей для манипуляции своими клиническими исследованиями и обеспечения того, чтобы результаты исследований были выгодны их фармпредставителям, вне зависимости от того, что было обнаружено с помощью серьёзных научных методов. Манипуляции встречаются так часто и они настолько серьёзны, что один из моих коллег считает, что мы должны рассматривать опубликованные отчёты об исследованиях фармацевтической отрасли только как рекламу их медикаментов. На что я могу всего лишь ответить, что исследования фармпредприятий не удовлетворяют даже требованиям Евросоюза для рекламы" (стр. 99).

Серьёзные изменения в пользу лекарственных средств соответствующих спонсоров были обнаружены независимыми учёными в трёх крупных исследованиях инфаркта миокарда: названия лекарственных средств, исследования и спонсоры были прасугрель в исследовании TRITON-Study для фирм Daiichi Sanyko и Eli Lilly, тикагрелор компании AstraZeneca в исследовании PLATO-Study, где было вдвое увеличено количество сердечных приступов при приёме сравниваемого медикамента. В исследовании RECORD-Study, изучавшем росиглитазон от компании GlaxoSmithKline, число сердечных инфарктов при приёме росиглитазона якобы упала с 24 до 8. Кроме этого необходимо было ещё и немного изменить определение сердечного инфаркта.

Если основное исследование не приносит никаких положительных результатов, то всегда можно спастись подгрупповым анализом. Прочёсывание практических случаев, данных до тех пор, пока случайно не найдётся что-либо подходящее, называется массажем данных или рыбалкой. Одна из таких рыбалок привела к рекомендации давать пациентам с травмами спинного мозга кортизон в высоких дозах. Через 14 лет и тысячи смертей было установлено, что на каждые 31 пациента, которых лечили кортизоном вместо плацебо, один умирал.

Пока дизайн исследований определяется фирмами, а данные могут быть опубликованы только с их согласия, нам не следует удивляться, если наши лекарства будут хотя и стоить дороже, но не быть более качественными. Рейтинг Fortune 500 (рейтинг 500 крупнейших мировых компаний) за 2012г.: Прибыль 10 самых доходных фармацевтических компаний превысила общую сумму доходов 490 других фирм.

Крупномасштабное исследование CRASH фирмы The Lancet, посвящённое действию стероидов, с участием 10 000 человек с тяжёлыми повреждениями головного мозга доказало, что стероиды очень вредны. "На каждого 31-го пациента, которого лечили стероидами вместо плацебо, приходился один дополнительный смертельный случай (ссылка на англ.). Тысячи пациентов с повреждениями костного или головного мозга умирали, потому что им прописали стероиды, и "рыбалка" Медицинского журнала Новой Англии (New England Journal of Medicine) ответственна за многие из этих смертельных случаев." Ещё одна ссылка на английском языке: Why we can't trust clinical guidelines. (стр. 111)

Конфликты интересов медицинских журналов

Медицинским журналом становится всё труднее найти независимых от фармацевтической промышленности авторов. Им тяжело отказываться от "индустриальных" статей, потому что тогда они потеряют доходы от выгодных, т.е. оплаченных фирмами, отдельных специальных выпусков и рекламы.

Это подтверждает и бывший ответственный редактор British Medical Journal. По мнению автора, это в особенности касается New England Journal of Medicine (NEJM). В качестве примера он приводит статью об одном лекарственном средстве фирмы Pfizer против инвазивных грибковых инфекций. Было проведено два исследования:

"В одном исследовании вориконазол (вифенд) значительно уступал сравниеваемому препарату - липосомальному амотерицину В. Это выявилось из заранее сформулированного плана сравнение, который позже цитировали сотрудники. Однако в статье было сделано заключение, что вориконазол является годной ему альтернативой. В группе, где использовался вориконазол умерло больше пациентов, а якобы значительное уменьшение инвазивных грибковых инфекций благодаря вориконазолу растворилось в воздухе, когда мы учли те инфекции, которые умышленно были исключены из сравнения. Заключение содрежало искажённые данные". (стр. 116)

"В дрругом исследовании для сравнения применялся дезоксихолат амфотерицина В. Однано действие этого медикамента было снижено из-за того, что не требовали предварительную медикаментозную обработку - которая бы снизила связанную с инъекцией токсичность, несмотря на то, что планировалась 84-дневная длительность лечения. Токсичное действие на почки можно было бы снизить замещением электролитов и воды". Исследуемое новое средство вориконазол против тяжёлых грибковых инфекций (микозы) давали 77 дней, сравниваемый препарат всего 10.

"Это исключает возможность разумного сравнения. Последние предложение заключения гласило: 'У пациентов с инвазивным аспергиллёзом первичное лечение вориконазалом привело к улучшению анализов и повысило процент выживаемости; было меньше тяжёлых побочных последствий, чем при стандартном первичном лечении амфотерицином B.' Исследование, дизайн которого имеет серьёзные недостатки, не позволяет делать подобного рода выводы".

"При публикации ужасных ошибочных заключительных отчётов исследований подобного рода журнал New England Journal of Medicine не только зарабатывает большие деньги на продаже отдельных выпусков, но также и увеличивает балгодаря этому свой импакт-фактор или фактор вилияния, который отражает как часто статьи специального журнала читируются в других публикациях, т.к. предприятия заказывают многочисленные, написанные, как правило, "литературными неграми" вторичные публикации, которые затем цитируют отчёты об исследованиях". (стр. 117)

Автор показывает сбой в различных исследованиях, так апогей был достигнут в другом ошибочном исследовании, которое в NEJM дало, по мнению автора бессмысленную, рекомендацию давать всем пациентам с лёгким курильщика флутиконазол (кортизон, глюкокортикоид). Особенно трудная ситуация обстоит с журналами по специальным отраслям. Они зависят от немногих фирм и авторов. По словам автора очень независимым от фирм журналом является British Medical Journal (BMJ).

Коррумпирующее влияние легко зарабатываемых денег

Автор рассказывает из собственного опыта, как может начаться коррупция. Он принимал участия в конференции, посвящённой исследованию одной фирмы. Вечером руководитель отдела клинических исследований передал ему конверт с деньгами. Кто оставляет деньги себе, сигнализирует фирме, что его можно подкупить. В начале это денежные суммы, которые могут соответствовать выполненной работе. Со временем они увеличиваются и в какой-то момент люди, получающие деньги уже не замечают, какие несоразмерно большие суммы они получают. Конечно, они становятся обязанными фирме и должны теперь советовать дорогие и зачастую худшие лекарства или применять их и далее в своём отделении, несмотря на то, что между тем появился более дешёвый дженерик.

Примечание Э.Э.: На странице 121 находится высказывание о конверте. "В нём было письмо, в котором меня благодарили за моё участие в однодневной встрече, и тысячадолларовая купюра. Никогда прежде я не видел такой крупной купюры и понял, что так начинается коррупция".

Я думаю здесь имеет место ошибка переводчика, потому что тысячедолларовые купюры в последний раз печатались в 1945г. и в 1969г. были изъяты из обращения. Однако они и далее остаются легальным платёжным средством. Википедия об этом: "Банкноты ценностью более 100 долларов США сегодня уже не выпускаются, но остаются и далее легальным платёжным средством, причём их коллекционная и номинальная стоимости сегодня многократно возросли. Большинство экземпляров, которые ещё остаются в обороте, находятся у коллекционеров и в музеях."

Конечно, у фармацевтический компаний есть влиятельные друзья и в политике и в правосудии. Один служащий из Управления Генерального инспектора (счётная палата) в Пенсильвании установил, что фирмы Pfizer и Janssen переводили деньги чиновникам через чёрный счёт, чтобы они вырабатывали директивы, по которым старые более дешёвые лекарства должны заменяться новыми более дорогими. После этого его начальник объяснил ему, что он больше никогда не должен показываться в этом ведомстве, потому что фармпредприятия проплатили оба политических лагеря.

Примечание доктора мед. наук Л.О.: Соглашение с высказыванием из статьи The Drug Pushers в журнале The Atlantic, что пицца или мини-фонарик настолько могут повлиять на самооценку врачей, что этим их можно будет подкупить, я считаю оскорблением "маленьких врачей" в массах, которые действительно работают с пациентами. Наша самооценка не так низка и мы не стоим так дёшево, чтобы за такие вещи прописывать что-либо, в чём мы не уверены.

Э.Э.: Цитата из книгиt: "A particular gift may have no influence, but it might make a doctor more apt to think that he or she would not be influenced by larger gifts in the future. A pizza and a penlight are like inoculations, tiny injections of self-confidence that make a doctor think, I will never be corrupted by money."

Что делают тысячи врачей, получающие от промышленности деньги?

Небольшая часть врачей действительно занимаются исследованиями. Но большинство помогают фирмам продавать их продукты. Это нужно делать потому, что действительно новые и лучшие медикаменты появляются очень редко. В 2009г. журнал Prescrire (Франция) проверил 109 "новых" лекарственных средств и установил только у трёх из них незначительное улучшение терапевтического эффекта, а у 19 - риски для здоровья. Для того, чтобы продать 106 не обязательно нужных продуктов, нужно много помощников. Поэтому фирмами спонсируются клинические исследования, которые служат только для того, чтобы предоставлять маркетинговым отделам аргументы для продажи. Самыми плохими из таких исследований являются Seeding Trials (англ.). Это исследования, не имеющие научной ценности и проводимые без контрольных групп. Врачам выдают запасы нового лекарства и платят за каждого пациента, в лечении которого применяется данное средство. Очень часто врачи действительно считают, что они как-то помогают науке.

Более дорого обходится покупка манипуляторов общественным мнением. Они получают деньги за то, что при рекомендации называют нужные имена или не пишут негативных статей о плохом или очень дорогом средстве.

Также и для оплачиваемых фирмами курсов повышения квалификации требуется большоe количество докладчиков, которые объясняют, почему продукт фирмы-спонсора лучше и нельзя ли его также применять по неразрешенным показаниям. Пресловутым примером применения по неразрешенным показаниям является так называемая гормонотерапия транссексуальности (ЗГТ) для женщин до конца жизни. Её расхваливали как средство профилактики коронарных сердечных заболеваний, пока не выяснилось, что она как раз наоборот вызывают сердечные заболевания. См. Million Women Study (англ.)

YouTube from theagenda.tvo.org, David Healy: Bad Medicine 13 Min. from 21.March 2012.

Википедия: "Использование ЗГТ-препаратов у женщин в возрастной группе от 50 до 64 лет привело в Великобритании по оценкам специалистов к 20 000 дополнительных заболеваний раком груди с 1993 по 2003гг.".

Видео из YouTube на англ. яз., 13 мин., профессор Дэвид Хили о "Bad Medicine".

Агрессивные стратегии продаж

Клинические исследования фармацевтических фирм зачастую являются скрытым маркетингом. Это автор иллюстрирует на примере исследования одного антиревматического препарата, в котором участвовало слишком мало испытуемых. Другим примером являются исследования лекарств, понижающих уровень холестерина (станины), в которых соответствующее средство спонсорской фирмы показывает результаты намного лучшие, чем продукт конкурирующей фирмы. ГЁТСЩЕ указывает нам на многочисленные уловки, иллюстрируя их, и пишет об одном из других примеров:

"Почему оланзапин лучше, чем рисперидон, рисперидон лучше, чем кветиапин, а кветиапин лучше, чем оланзапин: исследовательский анализ прямых сравнительных исследований антипсихотических препаратов второго поколения. С математической точки зрения этого не может быть. Если А больше Б, а Б больше С, то С не может быть больше, чем А".

Как уже было сказано, охотно используются "литературные негры". Их цитируют затем в других статьях и рекламных материалах, как будто бы они написаны другим автором. Ещё лучше, конечно, заполучить авторитетного эксперта, который даст для этого своё имя, никак не влияя при этом на содержание статьи. Когда один из потенциальных авторов потребовал изменений, статья была опубликована под именем другого исследователя. (стр. 151)

Профессор, доктор мед. наук Дэвид Хили писал (англ.) насколько открытыми являются некоторые действия против врачей. Он, получил, например, такое письмо: "Мы поручили нашему "литературному негру" написать проект, который базируется на Ваших опубликованных работах. Я прилагаю его здесь". Когда профессору Хили (ссылка на англ.) не понравилось чрезмерное расхваливание медикамента и он предложил изменения, он получил ответ, что он не заметил некоторых коммерчески важных пунктов - и фирма опубликовала статью под именем другого исследователя.

Но для успешного маркетинга не обязательно нужны публикации. Агрессивная рекламная кампания достигает таких же успехов, как показывает автор на примере противоязвенного лекарственного препарата зантак (ранитидин). До 1977г. язвы желудка приходилось часто оперировать и иногда происходили смертельные случаи от желудочных кровотечений. Позже Джеймс Уайт Блэк из фирмы Smith Kline & French разработал циметидин, который в 1976г. вышел на рынок под названием тагамет. За это в 1988г. он получил Нобелевскую премию.

В 1983г. фирма GlaxoSmithKline начала торговать очень похожим препаратом: ранитидином под названием зантака. Он не был лучше, но из-за того, что его стоимость была на 50% выше, потребители поверили в его превосходство. Кроме этого была проведена огромная рекламная кампания, которая сделала изжогу требующей лечения народной болезнью №1.

Уже через 3 года зантак был самым продаваемым лекарством в мире. В Википедии мы можем прочесть: "Ранитидин имеет примерно в десять раз большую силу действия, чем циметидин, но при этом имеет значительно меньше побочных эффектов." Сегодня существуют дженерические препараты ранитидина, такие как Junizac (Германия), Pylorisin (Австрия), Ranic (Австрия), Ranicux (Германия), Ranimed (Швейцария), Raniprotect (Германия), Ranitic (Германия), Sostril (Германия), Ulcidin (Швейцария), Ulsal (Австрия), Zantac (Австрия), Zantic (Германия, Швейцария) и многочисленные дженерики.

Таким образом, вложение фирмами денег в рекламу, образцы лекарств, спонсорство курсов повышения квалификации, оплату экспертов и фармпредставителей окупается гораздо лучше, чем инвестирование в серьёзные исследования и научные проекты. В любом случае оправданным будет приглашение нужных экспертов в "рекламное путешествие" на Карибское море. В качестве примера автор приводит введение нового антибиотика и сердечного средства, которые после одного такого отпуска приглашённых врачей использовались в их клиниках в три раза чаще.

На примере ондансетрона, противорвотного средства при химиотерапии, автор показывает, как фирмы стараются при помощи небольших исследований доказать также и эффективность при рвоте после операций. Когда срок патента истёк, эффективность, вероятно, тоже улетучилась.

О, как правило, нежелательных взаимодействиях между фармацевтической промышленностью и врачами при производстве лекарств написали книги бывшие ответственные редакторы NEJM и BMJ: The Truth About the Drug Companies, how they deceive us and what to do about it доктора мед. наук Марши Эйнджелл, (род. 1939) Нью Йорк 2004г., издательство Random House.

Vortrag 1:17 h mit wichtigen Argumenten zum Thema wie grosse Pharmakonzerne agieren.

Вышеупомянутая книга доктора мед. наук Maрши Эйнджелл есть на нем. языке - Der Pharma-Bluff: Wie innovativ die Pillenindustrie wirklich ist.

Слева фото из убедительного видео на английском языке длительностью 1:17:36 часов. По запросу "доктор Марша Эйнджел" можно найти много видео, более коротких и менее информативных.

Книга On The Take: how medicine's complicity with big business can endanger your health профессора, доктора мед. наук Джерома П. Кассирера, издательство Oxford University Press, 2005г. содержит высказывание "Some physicians become known as whores" (некоторые терапевты превращаются в проституток). Это недвусмысленное выражение. Кассирер был медицинским профессором с большим опытом и мог выражаться очень понятно. Т.к. Кассирер был честен, он потерял пост главного редактора, но и его последовательница Марша Эйнджелл также осталась верна своим принципам и была честной.

Проблема крупных медицинских специальных журналов показана в книге The Trouble with Medical Journals, которую опубликовал Ричард Смит в 2006г. в издательстве Taylor & Francis Ltd. Важную статью по этому вопросу можно также найти в журнале Journal of the Royal Society of Medicine (JRSM, ссылка на текст на англ.). JRSM пишет под своим текстом: "Ричард Смит был редактором в BMJ и исполнительным директором BMJ publishing Group в течение 13 лет."

На примере биологических препаратов при ревматоидном артрите ПИТЕР К. ГЁТСЩЕ показывает как экспертные комиссии рекомендуют очень дорогие лекарства, несмотря на то, что при комбинации двух дешёвых базовых препаратов можно достичь того же эффекта.

Он также приводит примеры бессмысленных дорогих лекарств против рака, которые увеличивают срок жизни, может быть, дней на 10, но при этом снижают качество жизни. Зачастую дешёвое обезбаливающие лечение было бы для пациента лучше.

В исследовании ALLHAT при сравнении различных средств против высокого кровяного давления выяснилось, что доксазозин фирмы Pfizer был менее эффективным, чем другой лекарственный препарат. На основании этого Американский колледж кардиологов порекомендовал прекратить использовать доксазозин, но затем снова изменил своё мнение после нескольких исследований, проведённых в ответ на жалобу Pfizer. В итоге фирма ежегодна жертвовала колледжу полмиллиона долларов.

Википедия отражает это исследование также, как и другие: если в авторитетном крупном двойном слепом исследовании появляются негативные результаты, промышленность контратакует - точно так же поступает и молочная промышленность - многочисленными исследованиями, которые утверждают обратное. А для нас, потребителей это означает: "Оценка результатов исследования спорная".  Кто должен тогда поставить под сомнение авторитетныекрупные фирмы? Их помощники и так зачастую бывают инсайдерами в Википедии и блокируют возможность любых корректур.

В качестве примера проплаченного фармацевтической промышленностью эксперта ПИТЕР К. ГЁТСЩЕ приводит председателя Датского общества высокого кровяного давления, который всегда рекомендовал самые новые и дорогие медикаменты фирмы-спонсора.

Непохвальную роль играют при этом и проплачиваемые фармацевтической промышленностью пациентские организации, например, группы самопомощи. Их участники часто не понимают, что они используются фирмами для того, чтобы осуществлять введение и оплату дорогих и зачастую неэффективных лекарственных препаратов.

Недостаточный контроль качества лекарственных средств

Конечно, существуют государственные разрешительные органы для лекарственных средств, но т.к. концерны проводят исследования, или они проводятся по их заказу или как минимум контролируются ими, а после этого они должны предоставить только отчёты по ним, то возможны различные трюки, чтобы скрыть вредные для здоровья эффекты. Для этого служит, например, отчёт о проверке на несколько полок, в котором на какой-то из страниц спрятаны опасные побочные эффекты.

В учреждениях, осуществляющих надзор за лекарственными средствами, есть конфликты интересов. Некоторые служащие работают как бы по совместительству консультантами фирм, которые они собственно должны контролировать, или даже являются владельцами акций. Если они должны покинуть учреждение после особо крупного скандала, то доходные должности в фармацевтической промышленности уже ожидают их.

Примеры:

Служащий, который разрешил виокс, стал после этого высокопоставленным консультантом фирмы, производящей виокс - Merck. Виокс - антиревматическое средство, которое позже было изъято из продажи из-за тяжёлых побочных эффектов на сердце.

Если у уже допущенных медикаментов появляются неожиданные тяжёлые побочные эффекты, то зачастую проходит еще длительное время, прежде чем они будут изъяты из продажи, потому что с одной стороны, не хотят вредить фирме, а с другой стороны, не хотят терять своё лицо, т.к. допустили плохо проверенное средство. Здоровье пациентов при этом в лучшем случае стоит на третьем месте.

Бывшие сотрудники Food and Drug Administration (FDA), учреждения, осуществляющего надзор за лекарственными средствами, рассказывают о широко распространённой коррупции и запугивании или смещении с должности неподкупных служащих. Их компьютеры контролируются, иногда угрожают даже членам их семей. (стр. 179)

Когда вышел новый указ, касающийся инструкций по применению, после истечении срока подачи возражений к нему был молча добавлен новый параграф. Он исключал судебное разбирательство из-за ответственности за изделие, даже если фирма не предупредила об определенных рисках, даже если пациент сможет доказать, что фирма умышленно обманула его. (стр. 178)

В 1993г. в Италии разразился коррупционный скандал, в котором оказались замешаны министр здравоохранения, руководитель отдела министерства по заведованию лекарствами и многие учёные. Они были ответственны за допуск лекарств со слишком завышенной ценой и частично опасных и причинили ущерб государству в 3 миллиона долларов.

Невыносимая непринуждённость политиков (стр. 183)

В США фармацевтическая промышленность щедро даёт деньги на предвыборные кампании и политические мероприятия. На каждого члена конгресса приходится больше одного лоббиста. Большую часть денег получают республиканцы. За это они в 1994г. попытались упразднить FDA и передать право выдачи разрешения и контроля за лекарственными средствами фармацевтической промышленности!

Лоббирование было настолько успешным, что служащие FDA считают сегодня своими заказчиками уже не народ, а фармацевтическую промышленность и ведут с ней переговоры о целях работы. В 2002г. было отменено назначение нового комиссара FDA, потому что он уделял слишком большое внимание безопасности лекарственных средств.

Большим преимуществом для промышленности являются ускоренные процедуры допуска, при которых лекарства получают разрешения на использование, не пройдя достаточную проверку. Это было предусмотрено для срочно необходимых жизненно важных медикаментов. Относятся ли к таковымм средства "х" против диабета 2-го типа, обезболивающее или средство от ожирения, ещё вопрос - все эти три медикамента позже были изъяты из торговли из-за тяжёлых побочных эффектов.

Хорошее лоббирование привело комиссию ЕС к абсурдному предложению, что лекарствами должны поступать в продажу даже тогда, когда их эффективность недостаточно доказана. Против этой и других опасных уловок протестует Health Action Europe (HAI), крупная потребительская организация. Следовало бы думать, что это является задачей политиков. (стр. 188)

Есть и небольшой прогресс: European Medicines Agency (EMA или Европейское агентство лекарственных средств, ЕАЛС), так называемое европейское FDA, подчиняется теперь не генеральной дирекции предпринимательства и промышленности, а генеральной дирекции здоровья и потребителей. Также было уменьшено чрезмерное до 2010г. засекречивание контроля за лекарствами.

"Экономическая теория предсказывает, что фирмы будут подделывать свои основы принятия решений, пока их доходы будут превышать расходы. Если доказательство обходится для органа надзора дорого, то мы можем ожидать масштабных фальсификаций основ принятия решений" - цитирует автор профессора Алана Мейнарда (англ.), известного британского экономиста здравоохранения. (стр. 191)

Промышленность всё ещё утверждает, что надзор за лекарственными средствами основывается на доверии. Но почему мы должны верить, что лекарство не вызывает рак, только потому, что подопытные крысы не болели раком, т.к. они умерли раньше от побочных эффектов препарата: (Э.Э.: Мы живём гораздо дольше крыс, срок жизни которых составляет всего от 2 до 3 лет).

Относительно смертельных случаев от сальметерола (критика в Википедии есть только в aнглоязычной статье), долгодействующего бета-2-агониста для астматиков, автор ссылается на исследование SMART, проведённое компанией GlaxoSmithKline. GlaxoSmithKline прислала FDA фальсифицированные данные. Исследование длилось 28 недель. Исследователи могли сообщить о серьёзных побочных эффектах еще в течении 6 последующих месяцев.

Фирма включила  в исследование данные последующего наблюдения и только лишь в ответ на запрос призналась, что только одна часть данных взята из рандомизированного двойного слепого исследования. Исследование выявило увеличение смертельных случаев среди астматиков, которых лечили сальмастеролом. Автор советует убрать сальметерол из торговли, FDA - использовать его только в том случае, если другие противоастматические препараты не помогают.

Доктор мед наук Л.О.: какие другие? Как пожилой уже врач я ещё застала время, когда использовались следующие лекарства: высокие дозы кортизона, атропин, адреналин (при астматическом статусе довольно вреден для сердца), теофиллин, антигистаминные средства, холинолитические средства (бромид ипратропия звучит хорошо, но эффективен он, как правило, в сочетании бета-андрономиметиками), монтелукаст - очень дорогой, но помогает крайне редко.

С началом использования долгодействующих бета-2-андрономиметиков мы почти не наблюдали тяжёлых, неблагоприятно сказывающихся на сердце, приступов астмы, и количество госпитализаций наших астматиков очень уменьшилось. Как ни странно, но они также  становятся старше. Здесь разница между Европой и США видна очень хорошо. Относительно короткодействующих бета-андрономиметиков я разделяю мнение автора - они действительно убивают астматиков.

Два плацебо-контролируемых исследования, определяющих эффективность - это слишком мало. Фирма может сколько угодно часто повторять свои исследования, до тех пор пока не получит два исследования, подтверждающих эффективность. Чтобы лекарственный препарат был допущен к использованию, он не должен быть хуже, чем продукты, которые уже существуют на рынке. Но как это можно определить, если тестирование должно проводится только с плацебо?

На рынке есть множество не отпускаемых по рецепту и неэффективных лекарств от кашля для детей. Но побочных эффектов у них очень много (галлюцинации, нарушения сердечного ритма...), несмотря на это они могут и дальше поступать в продажу.

Хельсинская декларация требует, чтобы результаты исследований с участием людей публиковались в обязательном порядке, а медицинские исследования с людьми в качестве испытуемых должны опираться на базироваться на научных знаниях. (стр. 221)

В 2008г. FDA решило, что в США могут быть допущены к использованию лекарственные средства, которые ссылаются на заграничные исследования, не отвечающие требованиям Хельсинской декларации. Можно даже не вспоминать Нюрнбергский процесс над врачами. В США были свои собственные эксперименты над пленными или исследование сифилиса Таскиги, в котором 399 заражённых сифилисом чернокожих мужчин наблюдались в течение 40 лет без лечения в целях изучения естественного протекания болезни.

Люди в бедных странах - любимые подопытные кролики, потому что нет опасности, что они подадут жалобу на концерн из-за вреда, причинённого здоровью. Самый известный пример - испытание оральных контрацептивов в Пуэрто Рико, Гаити и Мексике, на последующих стадиях - на бедных женщинах из США. Американский апелляционный суд отменил это решение и постановил, что требования Хельсинской декларации относятся также и к фирме Pfizer.

Pfizer должна была выплатить компенсации нигерийским семьям, чьи дети умерли от менингита (воспаление мозговой оболочки) или пострадали от других тяжёлых последствий для здоровья. Дети без ведома родителей принимали участие в исследованиях лекарственного средства фирмы Pfizer, хотя на тот момент уже имелось более эффективное средство. (стр. 200)

Эффективность при использовании суррогатных маркеров недостаточна. Это, например, такие лабораторные показатели как сахар в крови или холестерин, понижение уровня которых ещё не обязательно означает увеличение продолжительности жизни или меньшее количество осложнений после болезни. Подтверждением этого является средство против диабета росиглитацон, которое хотя и понижает уровень сахара в крови, но увеличивает количество смертельных случаев от сердечно-сосудистых заболеваний.

Другими примерами являются средства против сердечной аритмии. Хотя они и нормализуют ЭКГ, но от них ежегодно умирало около 50 000 человек. Ещё пример - противораковые препараты, которые хотя и уменьшают опухоль, но срок жизни не увеличивают.

Соответствующие ведомства не должны допускать к использованию лекарственные средства с потенциально вредными эффектами без достаточных сведений об их безопасности. Несмотря на это были разрешены такие кокс-2-ингибиторы, как виокс и другие подобные ему, хотя их способ действия указывал на повышенный риск смерти от осложнений сердечно-сосудистых заболеваний.

Требуемые иногда после разрешения наблюдательные исследования зачастую не проводятся, потому что штрафы настолько малы. Что такое 10 миллионов долларов для фармконцерна? Кроме того: многочисленные предупреждения на бесконечно длинных инструкциях по применению едва ли кто-нибудь может заметить или постоянно читать их.

На примере инструкции по применению одного их станинов (препараты, снижающие холестерин), автор установил, что хотя средство и может снизить уровень холестерина, но не риск получения осложнений при сердечно-сосудистых заболеваниях или смерти,  оно может быть причиной рабдомиолиза (разрушение клеток мышечной ткани), почечной недостаточности, поражения печени и увеличения уровня сахара в крови.

Снова и снова разрешение получают опасные медикаменты, о которых даже неизвестно, эффективны ли они. Пример: цисрапид продавался под марками алимикс и пропульсин. Это средство, которое должно вызывать опорожнение желудка, становилось причиной смертельных случаев из-за нарушений сердечного ритма. Конечно, где-то в инструкции по применению это было указано. После того как средство было изъято из продажи, представители фирмы признались, что они никогда не выясняли, действовало ли оно вообще.

Полиформация (полипрагмазия): многие, прежде всего пожилые люди, принимают несколько лекарств. Часто неизвестно какое влияние оказывают различные лекарственные средства друг на друга и на пациентов. Иногда помогает даже отказ от некоторых медикаментов, чтобы исчезли "деменция", спутанность сознания и головокружение. ПИТЕР К. ГЁТСЩЕ прекращает медикаментозное лечение, если люди поступают в больницу.

Доктор мед. наук Л.О.: Мы прекращаем приём медикаментов, когда пациенты выписываются из больницы - средства, понижающие уровень липидов, у здоровых до этого 80-летних, средства для понижения кровяного давления до уровня молодых, которые вызывают головокружение, снотворные и т.д. При следующей госпитализации или посещении терапевта они получают всё это назад.

Общественный доступ к информации ведомств по лекарственным препаратам

Фармацевтическая индустрия утверждает, что исследования и данные исследований являются их производственной тайной. Также и FDA считает, что она не имеет права опровергать ложные высказывания фирм, потому что она не уполномочена информировать общественность. В среднем половина исследований никогда не опубликовывается, зато положительные исследования часто публикуются несколько раз, как будто бы это были разные исследования.

В действительности, все (и в первую очередь негативные) исследования с пациентами или здоровыми добровольцами должны принадлежать общественности и каждый интересующийся должен иметь к ним доступ.

В 2007г. ГЁТСЩЕ И Йоргенсен из European Medicines Agency (ЕАЛС) потребовали осуществления доступа ко всем данным обо всех лекарственных средствах против ожирения. Им отказали в этом на основании соблюдения коммерческих интересов. Они обратились к европейскому омбудсмену Никофоросу Диамандуросу. Он решил, что документы не содержат коммерческой тайны и в общественных интересах предоставить к ним доступ.

Когда ЕАЛС через три года всё ещё не было готово предоставить доступ для ознакомления с документами, они обратились к прессе. После чего ЕАЛС попыталось создать впечатление, что оно всегда было только за. В 2010г. ЕАЛС решило расширить общественный доступ к документам, включая и заключительные отчёты исследований и планы испытаний. Директор ЕАЛС покинул учреждение и основал консультационную фирму для фармацевтической промышленности.

Новый директор Гуидо Раси, объявил, что теперь речь идёт не о том, что надо делать информацию доступной, а о том как это делать. См. European Medicines Agency: Access to clinical-trial data and transparency. Стендовый доклад (англ.) 2012г.

Доступ к данным других ведомств по лекарственным препаратам в различной степени трудноосуществим. В Великобритании документы уничтожаются через 15 лет. FDA хочет получать точные запросы, не выдавая других деталей, или удаляет страницы.

На примере таблеток для похудания (аноректики) автор показывает, как фирмы пытаются всеми средствами вывести на рынок эти опасные, едва ли эффективные, но приносящие доход лекарственные препарат и оставить их там, несмотря на многочисленные смертельные случаи. Большинство из них имеет подобное амфетамину действие (стимулирующее средство, допинг). Снижение веса составляет около 3% по сравнению с плацебо, а по сравнению с изначальным весом всего 1,5%. Зато они могут вызывать высокое лёгочное давление (лёгочная гипертензия). От этого умирают в любом случае.

Другой побочный эффект, а именно приобретённый порок сердца, выявился уже в экспериментах с крысами, несмотря на это лекарственный препарат "Редукс" фирмы Wyeth был допущен на рынок. Фирма подкупила служащего разрешительного органа и купила экспертов - старая песня.

Невротин: средство против эпилепсии для всех случаев

Фирма Pfizer заплатила в 2004г. 27 миллионов долларов штрафа, потому что она продавала своё средство против эпилепсии невротин с биологически активным веществом габапентин для использования по неразрешенным показаниям. Мелочь, при обороте в 2,7 миллиарда. Компания Уорнер-Ламберт патентообладатель габапентина, который позже переняла фирма Pfizer, платила врачам за то, чтобы фармпредставители в их присутствии рекомендовали пациентам невротин как средство от многочисленных жалоб на здоровье. У них он был против биполярных расстройств (маниакально-депрессивные психозы), болей, мигрени, дефицита внимания, синдрома беспокойных ног и для отвыкания от наркотиков или алкоголя. Фармпредставители, которые разговаривали с пациентами во время врачебных практик, видимо были в США частым явлением.

Доктор мед. наук Л.О.: Я никогда не видела чего-либо подобного у нас, о чём здесь пишет ГЁСТЩЕ: важные лица, например, руководители отделений в университетах, руководители клинических программ и т.д. приглашались в путешествия класса люкс или получали большие гонорары за доклады о невротине. Другим платилось за то, что они давали своё имя для написания статей "литературными неграми".

Признание фирмы Pfizer: "Что касается нелегального сбыта, фирма преследовала целенаправленную стратегию опубликования: результаты ... публикуются, если они положительные". (стр. 237) Несмотря на частичное использование не слепого метода (частичное использование слепого метода) при планировании исследования применения невротина по другим показаниям, по многим показаниям действие не было подтверждено, только побочные эффекты. "Компания Pfizer никогда не информировала врачeй и пациентов о том, что невротин, согласно исследованиям, при некоторых неразрешенных случаях применения был не более эффективен, чем плацебо." (стр. 240)

Merck - где пациенты умирают сначала

Ещё перед введением на рынок фирма Merck знала, что виокс, как и все кокс-2-ингибиторы, повышают риск образования тромбоза и, таким образом, риск возникновения инфаркта сердца, потому что он в два раза снижал содержание простациклина в моче здоровых добровольных участников исследования. Но Merck спрятала этот побочный эффект в ничего не значащем предложении: Кокс-2-ингибиторы могут иметь значение при системном биосинтезе простациклина.

После этого люди с риском сердечно-сосудистых заболеваний не участвовали в исследовании VIGOR. Это было сравнительное исследование с более старыми НСАР (нестероидные антиревматические средства, противовоспалительные средства). Хотя и в этом исследовании без участия больных из группы риска сердечных инфарктов было больше, этот факт был скрыт.

Исследования, которые подтверждали увеличение риска для сердца, были опубликованы только тогда, когда лекарства уже не было на рынке. Ложное исследование VIGOR было опубликовано в NEJM. Хотя учёные указали на ошибки, NEJM не сделал поправок.

Несмотря на то, что риск возникновения тромбоза может быть увеличен ещё год после прекращения приёма виокса, фирма проигнорировала все результаты, которые были получены позже, чем через 2 недели после окончания лечения. По оценке автора виокс стал причиной около 120 000 смертельных случаев, пока наконец не был изъят из продажи.

Википедия: "В 2009г. стало известно, что фирма Merck перед изъятием препарата из продажи вела конфиденциальный список критиков препарата, которым нужно было закрыть рот".

Лживое исследование целекоксиба и другие мошенничества

Здесь приведена похожая история, на этот раз речь идёт о целекоксибе (продукт целебрекс), кокс-2-ингибиторе фирмы Pfizer. В этом случае Pfizer заказала два исследования против диклофенака и ибупрофена с разными планами испытаний с получением более положительных результатов и сократила продолжительность исследования до 6 месяцев.

При публикации фирма ограничилась якобы лучшей переносимостью для желудка, о побочных эффектах для сердца речи не шло, пациенты с подобными проблемами были просто исключены из исследования. Когда скрывать увеличение числа сердечных инфарктов (около 100 000) больше было нельзя, FDA потребовало указание на это на инструкции по применению.

Оно выглядело так: селективный ингибитор ЦОГ-2 может быть связан с риском тромбоэмболических состояний (стр. 255). Когда виокс в 2004г. был изъят из продажи, фирма Pfizer утверждала, что были проанализированны данные по 400 000 пациентов, и повышенного риска развития инфаркта вследствие приёма целеоксиба установлено не было.

Доктор мед. наук Л.О.: Медикамент и сейчас присутствует на рынке, но, к счастью, многие национальные системы здравоохранения его уже не покупают. Так что он меньше продаётся для пациентов. Без бесстыдной и агрессивной рекламы нам бы никогда не пришло в голову прописывать виокс или целебрекс. Но обещание НСАР без подобных эффектов для желудка было очень заманчивым.

Дорогие лекарства как замена дешёвым для одних и тех же пациентов

В качестве другого примера автор приводит перевод диабетиков на новые дорогие инсулины, которые имеют смысл только при частой тяжёлой гипогликемии.

Примером, как фирмы после истечения срока патента могут продовать и далее их дорогое лекарство, является уловка со стереоизомерами, называемыми также "evergreening" (вечнозелёные) или "me-again" (и снова я).

Существуют лекарства имеющие две симметричные половины, из которых активная, как правило, одна. После истечения срока патента фирма патентует активную половину и начинает интенсивную рекламную кампанию, в которой она утверждает, что это средство более эффективное, что не является правдой, но мешает многим врачам прописывать более дешёвые дженерики.

Пример с одним средством против язвы желудка: когда закончился срок действия патента ингибитора протонного насоса омепразола (лосек, прилосек), фирма AstraZeneca вывела на рынок активную половину эзомепразол (нексиум). Сделала она это при помощи лживых исследований: сравнивая 40 мг нексиума против 20 мг лосека фирма "доказала", что вещество лучше самого себя (стр. 265). На самом деле соотношение должно было быть обратным! Зато нексиум был в 30 раз дороже.

Доктор мед. наук Л.О: Это успокаивает меня. Я никогда не считала нексиум хорошим лекарством и прописывала его и далее только, если пациенты получали его от врача и непременно настаивали на дальнейшем его приёме.

Фирма AstraZeneca только в США потратила за один год 500 миллионов долларов на рекламу нексиума.

Сахар в норме, пациент мёртв

В этой главе речи идёт о росиглитазоне (продукт "Авандия"), препарате, снижающем уровень сахара в крови фирмы GlaxoSmithKline. Хотя сравнительные исследования фирмы ещё перед получением разрешения выявили более высокий риск развития инфаркта по сравнению с пиоглитазоном, фирма сделала из этого вывод не проводить больше сравнительных исследований и утаить уже полученные результаты.

"Несмотря на то, что препарат вызывал большее количество сердечных инфарктов, чем плацебо или активные контрольные препараты", FDA разрешила его в 1999г. "Но лекарственное средство повышало, согласно инструкции по применению, уровень ЛПНП-холестерина на 19 процентов, что объясняет вредное влияние на сердце" (стр. 269).

Годом позже под давлением авторитетных членов общества диабетиков пошла на уступки и ЕАЛС в Европе и тоже разрешила использование лекарства. Общество диабетиков не хотело отказываться от нового "чудо-средства". В 2004г. ВОЗ обратило внимание фирмы на проблемы с сердцем, о которых сообщили даже FDA и ЕАЛС. Исследование фирмы GlaxoSmithKline подтвердило это в 2006г. Но ни одна из организаций не опубликовала предупреждение, потому что это производственная тайна фирмы.

Независимые учёные посылали свои метаанализы росиглитазона в New England Journal of Medicine (Медицинский журнал Новой Англии). Он послал статью в фирму, на что она в срочном порядке опубликовала промежуточный отчёт своего не слепого исследования. После независимой тщательной проверки отдельных анкет пациентов в исследовании RECORD якобы одинаковая, по сравнению с пиоглитазоном, частота возникновения инфарктов увеличилась.

Это тоже неудивительно, потому что авандия увеличивает уровень холестерина в крови. В 2009г. фирма начала новое исследование, которое должно было продолжаться до 2015г. К счастью, средство было изъято из продажи в Европе. В США его всё ещё можно купить с инструкцией по применению.

У глитазонов или тиазолидиндионов имеются и другие нежелательные свойства, например, они способствуют появлению рака мочевого пузыря (пиоглитазон) или вызывают почечную недостаточность, например, троглитазон (англ.) - который из-за этого был изъят из продажи.

Единственное лекарственно средство против диабета 2-го типа, которое увеличивает продолжительность жизни диабетиков, это дешёвый, старый метформин. Единственный недостаток: при нарушении функции почек, диабетическом осложнении, его, к сожалению, применять нельзя.

Другим противодиабетическим средством является лираглутид (Liraglutide, англ., препарат виктоза), глюканоподобный пептид-1 (пептидный гормон) фирмы Novo Nordisk. Независимые исследователи установили повышенный риск воспаления (панкреатит) и рака поджелудочной железы при приёме виктозы и опубликовали результаты на домашней интернет-странице журнала Gastroenterology. Фирма Novo Nordisk заставила журнал убрать статью.

Уже при получении разрешения для медикамента возникли серьёзные сомнения в его безопасности, но коммерческие интересы победили.

Доктор мед. наук Л.О.: смешно до крайности: у единственной нашей пациентки, которую по назначению диабетической клиники лечили виктозой, действительно развился рак поджелудочной железы - она не помогла ей даже по суррогатным параметрам - веса и уровня сахара в крови.

Психиатрия, рай для фармацевтической промышленности

Определение психиатрических расстройств - не простое дело. В США есть пресловутое Руководство по диагностике и статистике психических расстройств (DSM), разработанное American Psychiatric Association, APA (Американская психиатрическая ассоциация, АПА). В каждой последующей версии лёгкие расстройства превращаются в новые болезни. Это опасно, потому что болезни необходимо лечить. DSM основывается не на научных знаниях, а является консенсусным документом по которому голосуют.

Автор цитирует доктора мед.наук Маршу Эйнджелл, бывшего ответственного редактора New England Journal of Medicine так: "Большую часть своей профессиональной жизни я оценивала качество клинических исследований и я считаю, что в психиатрии они особенно плохи. Финансируемые промышленностью исследования... публикуются выборочно и большей частью это краткосрочные исследования. Они имеют дизайн, благоприятный для лекарственных средств, и подтверждают пользу, которая настолько незначительна, что, вероятно, не сможет перевесить долгосрочного вреда для здоровья" (стр. 292).

В нём было, например, "предменструальное дисфорическое расстройство" (дисфория). Но во время тестирования выяснилось, что те же самые симптомы указывали женщины без менструаций и мужчины. Несмотря на это, женщин лечили переименованным и под другим видом прозаком (флуоксетин), селективным ингибитором обратного захвата серотонина. Кроме того, плохое настроение часто объясняют обусловленностью менструацией.

Э.Э.: Различают предменструальный синдром (ПМС), который встречается часто, но только у 3 - 8 % лиц симптомы таковы, что их можно назвать предменструальным дисфорическим расстройством (ПДР). Переход от ПМС к ПДР выражен нечётко. Последний "более интересен" для лечащих врачей ...

Исследователи подтверждают, что определенная комбинация из жирных кислот может смягчить симптомы и предлагают изменение диеты. Многочисленные блюда, алкоголь, шоколад и кофеин страдающие от симптома должны строго избегать в последние дни перед началом менструации.

Другой пример - синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) у детей. Согласно автору около 1/4 всех школьников в США получают лекарства от него. Это количество увеличивается с уменьшением стимулирующих средств для школ. СДВГ-лекарства являются аналогами амфетамина (стимулирующее средство) и могут быть причиной сердечных нарушений или вызывать биполярные аффективные расстройства (большое депрессивное расстройство).

Из нормальной реакции печали на потерю членов семьи, жизненного кризиса при потере работы или развода, при тяжёлых болезнях и т.д. может развиться депрессия. Поэтому неудивительно, что якобы четверть взрослых американцев страдает от психических расстройств.

Новая "эпидемия" - биполярные расстройства второго типа (БАР II). Для них больше не нужны мании или психотические расстройства. достаточно депрессивной фазы и минимум 4-дневной гипомании. Это слегка приподнятое настроение, которое также может быть вызвано лекарственными средствами.

На странице 300 автор цитирует британского врача общей практики Дес Спенсера в работе "Аdult attention deficit/hyperactivity disorder", BMJ 2011, 343d7244. Доктор мед. наук Дес Спенсер описывает в ней, как психиатрия стала золотым дном фармацевтической промышленности:

"Находится небольшая группа врачей-специалистов в солидном учреждении. Фармацевтическая промышленность становится профессиональным коронователем и требует исследований от этих специалистов. Исследования всегда сообщают о недодиагностировании и недолечении и никогда об обратном. Все данные держатся под контролем, и обеспечивается короткая продолжительность исследований. Используются средства массовой информации, подаются новости и финансируются пациентские группы. Своим экспертам выплачиваются высокие гонорары, обрабатываются политики и к этому добавляются проспонсированные эксперты, которые консультируют правительство".

Одному подкупному психиатру из американского университета было особенно легко. Он писал психиатрические заключения о своих критиках и добивался их увольнения. Так среди прочего ему удалось добиться вывода на рынок непонятного прибора для стимуляции блуждающего нерва у депрессивных пациентов.

Автор констатирует, что профилактические обследования не приносят никакой пользы, тем более при депрессии, но зато могут сделать большое количество здоровых людей пациентами, нуждающимися в лечении.

Доктор мед. наук Л.О.: Я согласна с автором, что это безответственно - лечить здоровых людей антидепрессантами и т.д., и могу также понять, что это может приводить к повышенной агрессивности и самоагрессии. Мы лечим, конечно, только настоящие тяжёлые депрессии - людей, которые зачастую уже определили для себя тип самоубийства, больше не могут работать, не имеют больше социальных контактов,  в течение нескольких недель лежат в кровати и размышляют над чем-либо и не могут заснуть. Это тяжёлое бремя и для близких.

Этих людей очень часто можно успешно лечит антидепрессантами. Я видела много самоубийств без лечения (ведь у мёртвых дела точно идут хорошо, могу цинично заметить я), при использовании СИОЗС - редко. Синдрома отмены, как утверждает автор, я никогда не наблюдала. Скорее случалось, что после нескольких месяцев или лет снова наступала депрессия и пациентам повторно было необходимо лечение.

Далее автор описывает мошенничества фирмы Eli Lilly, для того чтобы получить разрешение для прозака (флуоксетин). При этом использовались: сокрытие побочных эффектов, случаи суицида и агрессивность здоровых участников эксперимента, подкуп служащих и экспертов.

Несмотря на повышенное число суицидов среди детей, он был разрешен для применения также и для них. Автор сообщает о суицидальных случаях при приёме симбалты, дулоксетина, селективного ингибитора обратного захвата серотонина и норадреналина (СИОЗСиН) здоровыми женщинами, принимавшими участие в исследовании, которое должно было служить средством получения разрешения на использование препарата при нарушениях функций мочевого пузыря, обусловленных стрессом.

Доктор мед. наук Л.О.: Автор рекомендует депрессивным людям заниматься спортом вместо того, чтобы принимать лекарства. Что касается лёгких расстройств я его полностью поддерживаю. Но пытался ли он когда-нибудь уговорить тяжёлого депрессивного больного без медикаментозного лечения уговорить совершить хотя бы небольшую прогулку? Я - да, но, как правило, безуспешно.

Профессор, доктор мед. наук ПИТЕР КРИСТИАН ГЁТСЩЕ пишет после этого ещё о пароксетине (паксил, сероксат) фирмы GlaxoSmithKline. Фирма замолчала тот факт, что лекарственное средство может приводить к тяжёлым синдромам отмены и суицидам у 30% пациентов.

Таблетки счастья доводят детей до самоубийства

В 2001г. компания GlaxoSmithKline опубликовала исследование с участием детей и подростков (Study 329, англ., очень подробно). В отчёте сообщалась, что паксил (сероксат) очень эффективен и имеет минимальные побочные эффекты. Исследование было обманом. Эффективность была достигнута при помощи "массажа данных" в одной из подгрупп. Побочные эффекты завуалировали. Часть участников исследования была выдумана или после суицида другое лицо получало тот же самый номер.

Отделение "эксперта" получило от фирмы огромную сумму. После многочисленных суицидальных случаев применение в лечении детей и подростков было наконец прекращено.

Здесь ещё одна история об одном "вечнозелёном" препарате: циталопрам от компании H. Lundbeck A/S из Дании. Речь идёт об изолированном стереоизомере (изомерия). После окончания срока патентной защиты рацемата в препарате циталопрам фирма запатентовала активную половину своего ходового товара под названием эсциталопрам (ципралекс). "Новое" средство стоило в 19 раз дороже, чем дженерик циталопрама. И здесь продажным экспертам удалось доказать, что лекарственное средство "было лучше самого себя".

Далее автор пишет об антипсихотических препаратах (нейролептики).

Доктор мед. наук Л.О.: Я охотно верю автору, что новые антипсихотики не намного лучше или не обладают меньшим числом побочных эффектов, чем старые. В сравнительных исследованиях старые лекарства или давали в неправильной дозе или увеличивали её слишком быстро так, что лучшие результаты были получены при применении новых лекарств. Ни один человек не будет (надеюсь) применять их при лёгких расстройствах. Но я не могу согласиться с автором, что для пациентов было бы лучше, если бы все психотропные средства изъяли из продажи.

Я хорошо помню одну пациентку, которая пришла к нам, когда мы начинали нашу врачебную деятельность, чтобы мы прописали ей антипсихотическое средство. Сначала она не хотела честно рассказать для чего оно ей нужно. Потом она призналась, что ранее она дважды длительное время находилась в психиатрических лечебницах. С тех пор как наш предшественник прописал ей это средство, дела у неё шли хорошо.

К сожалению, однажды средство убрали из продажи, и женщина не захотела принимать другое. Через несколько недель она начала сжигать школьные вещи своей дочери и выбрасывать мебель из окна. Вызванного врача она приняла за чёрта и хотела выбросить его вслед за мебелью вместе с его чемоданчиком. После продолжительного лечения в одной психиатрической клинике и возобновления медикаментозного лечения её дела вот уже 20 лет опять идут сносно.

Антипсихотик зипрекса (действующее вещество оланзапин) компании Eli Lilly, является старым веществом, но фирма утверждает, что он увеличивает уровень холестерина в крови у собак меньше, чем другой препарат, который никогда не продавался. Самое крупное исследование оланзапина было опубликовано 142 раза (!), и зипрекса стало самым продаваемым антипсихотиком в мире, хотя у него не было никаких преимуществ перед галоперидолом, кроме того, что он был в семь раз дороже.

Несмотря на такие серьёзные побочные эффекты, как сердечная недостаточность, воспаление лёгких, сильное увеличение веса и диабет, зипрекса рекомендовалась также и для применения у детей и пожилых людей. После окончания своего патента для прозака Eli Lilly попыталась продавать зипрексу даже против депрессий.

Запугивание, угрозы и насилие для стимулирования продаж 

Раскрыть криминальные махинации фармацевтической промышленности тяжело и опасно. Стэнли Адамс, бывший служащий фармацевтического концерна Hoffmann-La Roche из Базеля, который проинформировал Еврокомиссию о витаминном картеле Roche, закончил по настоянию фирмы как шпион в одной из швейцарских тюрем. Вилли Шлидер, комиссар ЕС по вопросам конкуренции, выдал имя Адамса фирме Roche. "Когда жена Aдамса узнала, что её мужу грозит 20 лет тюрьмы, она покончила с собой" (стр. 353).

Э.Э. из Weltwoche:

"Когда Гербер в 1978г. приступил к работе как новатор, он знал о склонности базельской фирмы к картельным соглашениям о ценах. Более того: он сразу столкнулся с этой проблемой. Одно из его первых заданий как руководителя концерна состояло в том, чтобы уладить дело Адамса. С 1970г. Roche навязала крупным покупателям витаминов "договоры верности", чтобы сохранить свой высокий удельный вес на рынке. Служащий Стэнли Адамс, разочарованный из-за не повышения по службе передал комиссии ЕС документы о нелегальных договорённостях. Roche была оштрафована, сенсационный процесс перед Европейским трибуналом закончился только лишь через год после вступление в должность Гербера.

Гербар должен был быть предупреждён об этом и установить соответствующий контроль, т.к. стражи по вопросам конкуренции наложили тем временем драконовы штрафы во всём мире. Этого он не сделал. Таким образом, он, очевидно, не заметил, что топ-менеджеры его витаминного отдела с 1989 по 1999гг. встречались ежемесячно или ежеквартально с высокопоставленными представителями «конкурирующих фирм» такими, как BASF и Rhône-Poulenc, чтобы договариваться о миллиардных оборотах, объёмах сбыта и ценах на мировом рынке витаминов.

На глазах Генри Б. Майера, авторитетного финансового эксперта страны, экономические тезисы аннулировались на скорую руку тем, что цены на вытесняющих рынках, за которые велась жёсткая борьба, должны были не понижаться, а могли быть поднятыми до 15 процентов".

В США информанты получали хорошие вознаграждения. Они были нужны им ещё и потому, что у них больше не было работы. Если кто-то осмелится, сначала проинформировать об этом фирму, то потенциального информанта попытаются при помощи запугиваний, диффамаций и угроз склонить к отказу от опубликования сведений.

Талидомид (контерган): врач, который первым обнаружил увеличение количества обычно крайне редких врождённых дефектов при приёме талидомида, в течение 10 лет преследовался фирмой Grünenthal, которая угрожала ему исками. Процесс против фирмы Astra, которая изготавливала талидомид в Швеции, оказался трудным, потому что едва нашлись эксперты, которые дали показания против фирмы Astra.

В США фирма продавала препарат без разрешения. Она наняла всех экспертов, которые занимались случаями врождённых дефектов, чтобы они не давали показаний в пользу жертв. В Германии никого за это не осудили. Фирма заключила мировое соглашение: около 11 000 долларов за каждого ребёнка с дефектами. В Великобритании всё держалось в секрете. Это продолжалось 16 лет, пока под давлением ЕС об этом можно стало писать.

Merck целенаправленно оказывала давление на врачей, задававших кртитичные вопросы о виоксе. "Через пару дней после того как Эрик Топол (англ.) перед присяжными федерального суда Швейцарии дал показания, что бывший директор фирмы Merck Реймонд Джилмартин позвонил председателю совета фонда клиники и пожаловался на отношение Топола к виоксу, он (Топол) потерял своё место руководителя администрации и академического руководителя отделения медицины Кливлендского государственного университета".

Внутренне электронное сообщение фирмы Merck по этой теме: "Может быть нам следует выследить их и уничтожить там, где они живут" (стр. 357). Доктор мед. наук Л.О.: "Здесь речь идёт не о крысах, а о врачах". Сообщения об успехе звучали следующим образом: "НЕЙТРАЛИЗОВАН" или "ДИСКРЕДИТИРОВАН". Автор приводит и другие цитаты из секретного заседания и сравнивает это с книгой "1984", антиутопическим романом Джоржа Оруэлла (настоящее имя Эрик Артур Блэр. См. также "Скотный двор").

Также и директор FDA пытался дискредитировать одного из подчинённых, потому что тот хотел опубликовать исследование о побочных эффектах виокса.

Особенно злыми фирмы могут быть, если кто-либо обнаружит, что они пытались умолчать об опасных для жизни побочных эффектах: ночные звонки с угрозами, жуткие "подарки к похоронам", ожидающие перед домом автомобили по ночам, анонимные фото детей по дороге в школу и т.д. Случались также и иски о возмещении убытков, хотя исследователи имели право на опубликование.

Канадское министерство здравоохранения поддалась давлению компании AstraZeneca и отказалось от положения о том, что все ингибиторы протонной помпы одинаковы; а немецкая газета Zeitschrift für Allgemeinmedizin не осмелилась напечатать статью с таким же высказыванием. Также и одному учёному, высказывавшемуся против применения гормонов во время менопаузы, и двум другим учёным, которые могли доказать, что новые противозачаточные таблетки чаще вызывают тромбозы, угрожали предъявлением исков.

Одного учёного угрожали убить, потому что в одном из докладов он хотел показать побочные эффекты дорогого препарата фирмы GlaxoSmithKline. Этот список можно продолжать ещё очень долго. Даже если небольшая организация или один человек выигрывает процесс, расходы на услуги адвоката обходятся ему дороже, чем фирме штраф.

Мифы промышленности рассыпаются

"Сказки фармацевтической промышленности о её деятельности и мотивах этой деятельности звучат так часто, что общественность, а также многие врачи и политики им верят. Они мешают нам построить разумную систему здравоохранения, свободную от коррупции".

1-й миф: "Лекарства становятся дороже из-за высоких расходов на разработку и развитие"

В действительности цена лекарственных средств определяется тем, что общество готово платить и насколько хорошо предприятию удаётся бороться с конкуренцией (соглашения о ценах и т.д.). Два спонсируемых фармацевтической промышленностью университета считают, что вывести новое лекарство на рынок стоит 800 миллионов долларов. Настоящая стоимость находится, вероятно, в пределах 100 миллионов. Многие лекарственные средства разрабатываются общественными учреждениями, а самым дорогим при создании лекарства зачастую является реклама.

Автор подтверждает это и другие издержки производства такими примерами как: "Фирма Schering купила у другой фирмы гормон, которым лечатся симптомы климактерического периода, и продала его потом с наценкой в 7000 процентов" (стр. 373).

"Если бы новые лекарства были настолько хороши, как нам это пытается внушить промышленность, то едва ли было бы необходимо их раскручивать и подкупать врачей, чтобы они прописывали эти препараты".

2-й миф: "Если мы не будем покупать дорогие лекарственные препараты, то инновационные разработки прекратятся"

С 1980-х годов доходы фармацевтической промышленности выросли до небывалых размеров, однако в тоже самое время в продажу поступало всё меньше инновационных лекарственных средств. (стр. 375)

В Новой Зеландии правительство решило в 1993г. платить одинаковые суммы за медикаменты одного класса, например, НПВП или СИОЗС со сходным действием и цены должны были обговариваться с ведомством по лекарственным препаратам. Наглядный эффект проявился в том, что станины после этого стоили в два раза дешевле, чем в Австралии, а дженерики более чем в четыре раза дешевле, чем в Канаде. Страна с населением в 4,4 миллиона жителей экономила при этом ежегодно около одного миллиарда евро.

3-й миф: "Экономия больше, чем расходы на дорогие медикаменты"

Экономисты фармацевтической промышленности утверждают, что экономия из-за сокращения времени отсутствия на работе из-за болезни и досрочного выхода на пенсию больше, чем расходы на лечение. В экономике можно доказать всё и обратное этому. Директор датского органа здравоохранения считает, что "странно, что предприятие независимо от того, сколько стоит новый препарат, всегда может предъявить расчёт экономической эффективности, который доказывает, что экономия в форме сокращения отсутствия на рабочем месте по болезни, досрочного выхода на пенсию и т.д. всегда больше, чем расходы на покупку лекарства".

4-й миф: "Промышленность финансирует исследования, которые приводят к научным прорывам"

"Фундаментальные исследования, которые развивают современную медицину, проводятся практически исключительно в некоммерческом секторе: в университетах, научно-исследовательских институтах и государственных лабораториях". Три самых важных открытия 20-го века (пеницилин, инсулин, вакцина против полиомиелита) были созданы в лабораториях, финансируемых государством. 16 из 17 основополагающих публикаций, которые привели к открытию и разработке пяти самых продаваемых в 1995г. лекарств, были сделаны без участия промышленности. "Более четырёх пятых всех инвестиций в фундаментальные исследования, которые занимались разработкой новых медикаментов и вакцин, являются общественными средствами".

5-ймиф: "Фармацевтические предприятия конкурируют между собой на свободном рынке"

"Не может быть свободного рынка для продуктов, которые в значительной мере дотируются налоговыми средствами, тем более, если мошенничества и преступления очень распространены". Доктор ГЁТСЩЕ рассказывает здесь о своём опыте из собственной практики в фармацевтической промышленности.

6-й миф: "Общественно-частное партнёрство выгодно пациентам"

Партнёрство может быть выгодным для одной или другой стороны, но в большинстве случаев оно невыгодно пациентам. Идея, что у общественного здоровья и фармацевтической промышленности общие цели - пиар-уловка. На двух страницах автор раскрывает некоторые приёмы и пустые утверждения, которые взяты большей частью из книги "Bad Pharma: How drug companies mislead doctors and harm patients" Бена Голдакра, Лондон: издательство Fourth Estate 2012г. Издательство Harper Collins Publ., Великобритания, издавала её с 29-го августа 2013г.

7-й миф: "Цель лекарственных средств - улучшение лечения пациентов"

"Исследование имеет своей целью или максимизацию прибыли или оно преследует цель найти лучший способ предупреждения или лечения определённой болезни". Исследования фармацевтической промышленности служат коммерческим целям. Нежелательные результаты исследований предприниматели скрывают или манипулируют ими перед публикацией. Не имея доступа к исходным данным, это редко можно доказать, и утаивание остаётся выгодным даже в случае ракрытия этого факта, потому что штрафы слишком малы, а нанесение вреда репутации практически не действует.

8-й миф"Нам нужно много лекарств одинакового типа, потому что пациенты по-разному на них реагируют"

Доктор ГЁТСЩЕ пишет: "Я много раз слышал эти аргументы от врачей, которые слушают рекламные девизы фармпредставителей, не особо размышляя над тем, являются ли они правдивыми или нет. В редких случаях они могут быть верными, но мне не известны никакие убедительные сведения, которые это подтверждают".

9-й миф: "Не используйте дженерики, потому что их эффективность разная"

Органы здравоохранения требуют от производителей дженериков проводить сравнительные исследования и заверяют, что дженерики и оригинальные лекарственные препараты эквивалентны. При этом они измеряют, например, активное вещество в крови. "Многие врачи верят в этот вздор (различную эффективность), который опровергается, если учёные тестируют биодоступность без конфликта интересов".

10-й миф: "Промышленность оплачивает повышение квалификации врачей, потому что государство этого не делает"

Это было бы слишком щедро, но объективное повышение квалификации не может быть в интересах фирмы. Потому что иначе им иногда пришлось бы говорить: Покупайте продукт конкурирующей фирмы, он дешевле и лучше, чем наш! Речь, как правило, идёт об удельном весе фирмы на рынке, если она "повышает квалификацию" врачей.

Отказ системы взывает к революции

"Если бы здоровье людей было нашей главной целью, то миллиарды, которые сегодня инвестируются в дорогие лекарства, чтобы снизить уровень холестерина у озабоченных своим здоровьем здоровых людей, могли бы использоваться гораздо более эффективнее: Мы могли бы поддерживать кампании, которые борются с курением, призывают больше двигаться и улучшить свой способ питания" - цитирует автор книгу "Selling Sickness" Мойнихана и Кассельса.

YouTube-Video über 10 ekelhafte Fakten zu McDonald's. Э.Э.: На YouTube есть серия видео о приёмах в маркетинге и продукции. Это видео показывает некоторые отвратительные факты о продуктах компании McDonald's. Я нашел его только на английском языке. Длительность 7:08 мин.
Э.Э.: "Selling Sickness: How the World's Biggest Pharmaceutical Companies are Turning us All into Patients" авторы Рэй Мойнхайн и Алан Кассельс. издательство Nation Books; издание: annotated edition (24 июня 2005г.). Я не нашёл переводов этой книги. Алан Кассельс написал ещё Seeking Sickness: Medical Screening and the Misguided Hunt for Disease, издательство Greystone Books; 1-е издание (24 июля 2012г.).

Автор объясняет, что лекарства являются третьей по частоте причиной смерти после сердечных заболеваний и рака: "У меня имеются хорошие данные, и на основании различных исследований я делаю вывод, что в Соединённых Штатах 100 000 ежегодно человек умирают от лекарств, которые они принимают, хотя принимают они их правильно. Другие 100 000 умирают из-за ошибок, например, от слишком больших доз или из-за приёма медикамента несмотря на противопоказания.

Тщательно проведённое норвежское исследование установило, что у 9% пациентов, которые умерли в больницах, прописанные лекарства были непосредственной причиной смерти. У других 9% они были косвенной причиной. ... По оценкам комиссии ЕС ежегодно около 200 000 граждан Евросоюза умирают от побочных эффектов лекарств (что обходится в 79 миллиардов Евро)".

Доктор мед. наук Л.О.: Разве у этих людей не было болезней, от которых они принимали эти лекарства, и не умерли бы они без медикаментов от своих болезней? Конечно, я согласна с автором, что нам нужно меньшее количество и более качественные лекарства, и что многие случаи можно не лечить и следует оставлять без лечения. США тратит на медицинское обслуживание в два раза больше европейских государств и в 2,7 раза больше на лекарственные средства. Но их здоровая средняя продолжительность жизни ниже. Одно исследование пришло к выводу, что общая смертность понижается на 6%, если количество врачей общей практики увеличивается на 20%, а у нас число врачей общей практики сокращается.

Сколько лекарств нам нужно на самом деле и по какой цене?

От части медикаментов можно легко отказаться, у других есть более дешёвые альтернативы.
"Данные подтверждают заключение, что лекарственные средства относятся к самым частым причинам смерти:

  • Использование низкокачественных лекарств от гипертонии вызывает у приблизительно 40 000 пациентов в США сердечную недостаточность. (стр. 165)
  • К тому времени, когда препараты от аритмии начали применяться чаще всего, они ежегодно стоили жизни примерно 50 000 людей в США. (стр. 202)
  • До 2004г. препарат рофекоксиб вызвал смертельный тромбоз, вероятно, у 120 000 пациентов во всём мире. (стр. 250)
  • В 2004г. целекоксиб вызвал, предположительно, у 75 000 пациентов во всём мире смертельный тромбоз. (стр. 258)
  • НПВП являются в США ежегодно причиной смерти из-за язвы желудка или кишки примерно 20 000 человек. (стр. 260)
  • До 2007г. оланзапин стоил жизни вероятно 200 000 людей во всём мире. стр(351)

К ним также ежегодно относятся миллионы людей, которые страдают от тяжёлых побочных эффектов лекарств и становятся вследствие этого нетрудоспособными".

Ориентированность на прибыль - неправильная модель:

Если какой-либо председатель правления в американской фарминдустриии "зарабатывает" в 531 раз больше, чем служащий, то эту сумму уже трудно себе представить. Ориентированная только лишь на доходы промышленность, для которой прибыли на акции намного важнее, чем хорошие и недорогие лекарства, не спасёт нашу систему здравоохранения.

Примером того, что на рынок поступают не срочно необходимые, а прибыльные лекарственные средства является эфлорнитин (ингибитор орнитин-декарбоксилазы). Изначально его разработала фирма Aventis (позже Sanofi-Aventis, затем Sanofi). Против рака он был неэффективен, но зато отлично помогал от сонной болезни (африканский трипаносомоз). Но так как пациенты, страдающие этой болезнью, как правило, бедны, Aventis прекратила выпуск препарата. Только лишь когда выяснилось, что он является отличным средством для удаления волос (не кремом для депиляции), он снова появился на рынке.

Доктор ГЁТСЩЕ показывает нам перегибы: "Четыре менеджера в системе здравоохранения и фармацевтической промышленности в 2010г. входили в десятку самых высокооплачиваемых менеджеров в США. Самым высокооплачиваемый менеджер, Джон Хаммергрен был председателем правления компании-производителя лекарственных средств McKesson Corp. и заработал в общей сложности 145 миллионов долларов. Если бы беднягу уволили, ему бы полагалась компенсация в 469 миллионов долларов."

Не хорошо, что медикаменты можно патентовать, если они из-за этого становятся такими дорогими, что мы больше не можем себе их позволить. (Э.Э.: Особенно, если мы, как плательщики налогов, оплачиваем основные расходы на это). Автор называет инновационные альтернативы.

Одна из возможностей - государственная фармацевтическая промышленность, или: "Пока мы придерживаемся ориентированной на прибыль модели, мы могли бы ввести систему вознаграждений, в которой фармацевтические предприятия не имели бы патентной монополии, а получали деньги, если их лекарственный препарат получит разрешение на продажу. Размер этого вознаграждения мог бы в таком случае определяться тем, в какой степени новый медикамент является успехом в медицине" (стр. 395).

Клинические исследования (стр. 396)

Так как мы не можем доверять исследованиям промышленности, нам нужны независимые исследования. Простым решением было бы оплачивать все фармацевтические предприятия из одного источника, из которого бы оплачивались независимые учреждения для проведения необходимых исследований.

До этого еще далеко, даже если в некоторых странах и есть робкие инициативы (Италия, Испания). Между тем должны быть разрешены только те исследования, которые базируются на строгом систематическом анализе всех предыдущих исследований подобных медикаментов. Ведомство по контролю за лекарственными средствами должно решать, какие клиницисты, а не предприятия могут тестировать лекарственные средства. Фармацевтическую промышленность необходимо обязать предоставлять плацебо (по себестоимости) и лекарственные средства в чистом виде для независимых исследований.

Ведомства по контролю за лекарственными средствами (стр. 401)

Ведомства должны отклонять намного больше опасных лекарств (а не допускать на рынок с огромным количеством предостережений и мер безопасноти) и требовать достаточные доказательства о безопасности лекарственных препаратов.

Суррогатные маркеры не должны приниматься во внимание (стр. 401)

У антираковых лекарств зачастую указывается только суррогатный маркер - уменьшение опухоли, но не продолжительность жизни.

Релевантные популяции пациентов, контрольные препараты и целевые параметры (стр. 402)

Самое большое количество лекарств принимают люди старше 65 лет, но они обычно исключаются из исследований фармацевтической промышленности.

Большинство пациентов принимают несколько лекарств. Фармацевтическая промышленность часто требует, чтобы их испытуемые принимали только тестируемый препарат. Часто встречающиеся заболевания являются в 81% исследований причиной исключения, также, как и 54% самых распространённых лекарственных средства.

После Хельсинской декларации новое лекарственное средство должно сравниваться с лучшим на данный момент времени лечением. Плацебо должно использоваться только в том случае, если лечения ещё не существует или оно очень сомнительное.

Безопасность (стр. 403)

Многие лекарства разрешают после проведения краткосрочных исследований с небольшим количеством пациентов (500-3000), даже если они предполагаются для длительного применения. Ведомства по контролю за лекарственными средствами должны настаивать на том, чтобы исследования длились годы и включали очень много пациентов. Для тех немногих действительно срочно необходимых (пациентам, не фирме) лекарств, можно было бы предусмотреть исключения.

Все данные клинических исследований должны находиться в открытом доступе (с. 404)

Как только в исследовании начинают принимать участь пациенты, все данные принадлежат общественности. Ни один человек не участвует в исследованиях для того, чтобы увеличит доход фирмы, но для того, чтобы помочь в разработке лучшего лечения. Очень просто: ведомство по контролю за лекарствами должно отказываться допускать лекарства, если не все данные находятся в общественном доступе. Общественный доступ должен также распространяться на средства, которые не получили разрешение, потому что у подобных лекарственных средств было учтено соответствующее вредное для здоровья воздействие. Следует обязать фирмы предоставлять всю информацию, которая им известна о средстве.

Конфликты интересов (стр. 406)

Ведомство по контролю за лекарственными средствами должно финансироваться государством. Платы за пользование могут коррумпировать. В ведомстве по контролю за лекарствами необходимо разделить отдел по выдаче разрешений и отдел по побочным эффектам. Труднее отозвать средство с рынка, если ты сам его допустил.

Инструкции по применению (стр. 407)

Пациентов необходимо в понятной форме информировать о том, какие последствия вызывает препарат. И это, используя простые числа при указании пользы и вреда. Учёные из Дартмутского колледжа установили, что в этом случае пациенты намного чаще выбирают лучшее лекарство.

Реестры лекарственных средств и комитеты, издающие директивы (стр. 408)

Врачи, имеющие связи с фармацевтической промышленностью не должны работать в комитетах по лекарственным средствам. Обнаружение связи с фармацевтической промышленностью ничего не даёт, конфликт интересов остаётся.

Нужны способные методисты, которые кое-что понимают в специальности, об этом идет речь. Они в состоянии и готовы обнаружить слабые места в научной документации.

Маркетинг лекарственных средств (стр. 412)

В этом нет никакой необходимости, потому что продукты должны говорить сами за себя. Реклама и рекламные мероприятия для распространения лекарств должны быть запрещены, также как и исследования типа Seeding trial, и другие исследования в целях рекламы. Денежные штрафы за нелегальный маркетинг должны быть настолько высокими, чтобы они имели отпугивающий эффект, а именно, чтобы фирме грозило банкротство. Следует препятствовать фирмам уходить от обвинительного приговора путём соглашения на мировую. Топ-менеджеры должны лично нести ответственность за преступления (стр. 414). Тех, кто был причиной смерти человека, отправлять в тюрьму. Это должно касаться и фармацевтической промышленности.

Врачи и их организации (стр. 414)

Врачебные организации должны объяснять, что спонсируемые фармацевтической промышленностью конференции и мероприятия по повышению квалификации не в интересах пациентов, также как и выплачиваемые промышленностью гонорары и льготы для врачей. Конечно, и сами организации не должны принимать деньги от промышленности.

Например, в 2001г. Американская медицинская ассоциация (American Medical Association, AMA) начала кампанию, которая должна была побудить врачей не принимать подарков от фирм. Но сама она взяла деньги от фарминдустрии.

"Исследование с участием 105 врачей-ассистентов, которые получали высшее профессиональное образование по внутренней медицине, показало, что 61% медиков считали, что контакты с промышленностью никак не повлияли бы на выписываемые ими рецепты, но только 16 процентов думали, что это касается и других врачей" (стр. 415).

"Согласно опросу, проведённому в Америке, у целых 95 процентов всех врачей за последние годы были контакты с промышленностью" (стр. 416).

Ограничение субсидий для не образования (стр. 417)

Если фирма "свободно" оплачивает субсидии для повышения квалификации и т.д., то она ожидает, что использоваться будут её лекарства, а не дешёвые дженерики. Врачи должны отказываться от участии в курсах повышения квалификации, если промышленность определяет их содержание. Следует избегать докладчиков, которые оплачиваются фирмами. Кто скрывает, что не он является настоящим автором статья, а её под его именем написал "литературный раб", должен быть оштрафован.

Пациенты и их организации (стр. 420)

Промышленность часто спонсирует пациентские организации. Многие из них являются даже учреждениями фармпромышленности и служат (часто по незнанию) маркетинговым целям фирмы. Их посылают вперёд жаловаться на то, что общественное учреждение по оценке лекарственных средства решило, что медикамент слишком дорогой относительно своей пользы (стр. 420). Они никогда не требовали от промышленности снижения цен, всегда только от системы здравоохранения, которые платят большую цену за лекарства. Пациентские организации должны предостерегать своих членов от "информации" фармацевтических фирм и их веб-сайтов.

Существуют также потребительские организации, которые не проплачиваются промышленностью: Trans Atlantic Consumer Dialogue (англ.) и Health Action International Europe (hai Europe, англ.).

На странице 423 автор перечисляет несколько предложений относительно того, что может сделать каждый отдельный человек:

  • Прекратить членство в пациентской организации, если она принимает подарки от промышленности.
  • Поменять врача, если он получает деньги или льготы от промышленности или владеет акциями фармацевтической фирмы.
  • Спросить врача, есть ли другие возможности вылечиться, кроме приёма определённого лекарства.
  • Спросить, есть ли более дешёвое лекарство.
  • Избегать лекарств, которые появились в последние семь лет (после истечения этого срока опасные лекарства, как правило, убирают из продажи), если только речь не идёт о редких медикаментах, которые доказано более эффективны, чем более старые.
  • Не верить ни единому слову фармацевтических компаний.

Медицинские специальные журналы (стр. 423)

Специальные журналы должны прекратить печатать рекламу. Многие из них, вероятно, не смогли бы выжить без неё, но их и так слишком много.

Они должны особенно тщательно проверять статьи о лекарственных средствах и медицинских приборах, чтобы убедиться, что за ними не скрывается "литературный раб" или нелегальный сбыт. Они не должны давать работу издателям с конфликтами интересов.

Журналисты (стр. 425)

Фирмы назначают награды журналистам, которые стимулируют сбыт. Союзы пациентов организуют интервью с пациентами, которым помогло "чудодейственное средство": такие единичные случаи не имеют никакой научной ценности и не делают возможной оценку средства.

Преподаватель журналистов не должен принимать деньги от промышленности. Журналисты должны отказываться от подарков  и финансовой поддержки предприятий, о которых они пишут.

Дать отпор фармацевтическим концернам

На одном профинансированном промышленностью мероприятии датского общества ревматологов ПИТЕР К. ГЁТСЩЕ обвинил спонсорские фирмы в их "грехах": торговле наркотиками, отказе в ознакомлении с исследованиями, утаивании исследований, лжи об опасных побочных эффектах, запугивании врачей, которые задают неудобные вопросы. Конференция называлась: "Сотрудничество с промышленностью. Это действительно так вредно?" - Общество и дальше продолжало спонсироваться промышленностью.

С другими обществами он имел больший успех и они обнаружили, что их съезды и без денег промышленности были ненамного дороже.

Деньги не пахнут (стр. 431)

Здесь автор сообщает об одном средстве против недержания позывов, называемое промышленностью более удобно - гиперактивный мочевой пузырь (недержание мочи). В одном из заявлений фирма утверждала, что 6% населения (включая детей) страдают этого заболевания. К счастью, их средство может это предотвратить (а именно количество случаев недержания мочи с 3,3 до 3,2 по сравнению с плацебо). Средство может иметь серьёзные побочные эффекты: сухость во рту, расплывчатое зрение, запор, спутанность сознания.

Болезни выдумываются (стр. 434)

Лоббисты фармацевтической промышленности убеждают политиков в том, что регулярные профилактические обследования полезны. Они полезны для фармацевтической промышленности. При этом всегда выявляется множество новых болезней и факторов риска, которые, конечно же, необходимо лечить. На общую смертность эти обследования и лечения влияния не имеют.

Э.Э.: Однако, словосочетание "профилактическое обследование" включает в себя слишком много понятий. Это может быть: общая ранняя диагностика болезней (например, скрининг), включая обследование здоровья для раннего распознавания болезни, профилактическая программа, детская профилактическая программа, профилактика беременных, мероприятия по раннему выявлению болезней, стоматологические профилактические программы и т.д.; профилактика болезней, вакцинация, медицинская гигиена‎, УФ-поглотители, половое просвещение и т.д. Также сюда относится политика здравоохранения и социальная политика, например, предупреждение наркомании и защита некурящих от дыма, профилактика насилия и т.д.

Это автор показывает нам на разных примерах и приводит после этого пример одного ответа на критику доктора мед. наук Маргарет Маккартни (англ.) непосредственно председателем Ассоциации Британской фармацевтической промышленности (Association of the British Pharmaceutical IndustryСтефаном Уайтхедом, который был опубликован в журнале BMJоктябрь 2012г., и который действительно, можно назвать шуткой, если хоть немного знать о правонарушениях этой промышленности. Одна цитата:

"В 2001г., когда нашему новому правительству было известно о регулярных профилактических осмотрах, я попросил о разговоре с министром здравоохранения и прокомментировал ей результаты только что окончившегося кокрейновского анализа, который проверил 16 исследований с почти 250 000 участников (из которых 12 000 умерло):

Профилактические обследования не влияют на общую смертность и на количество людей, которые умирают от рака или сердечно-сосудистых заболеваний. Один из моих коллег сообщил ей о большом датском исследовании, которое он недавно закончил, и которое также не подтвердило никакого эффекта. Предварительные исследования приводят к тому, что диагностируется больше болезней и факторов риска, а следствием этого является то, что люди принимают больше лекарств и получают больше вреда".

Золотым дном для фармацевтической промышленности было нахождение остеопороза (стр. 436). Так как почти все параметры здоровья с возрастом ухудшаются, то это относится и к плотности костей. Спонсируемые промышленностью сайты утверждают, что лекарства эффективны в профилактике переломов костей, а лучше всего лечить ими остеопению (небольшое снижение плотности костной ткани). Независимые институты смотрят на это по-другому. При лечении ста женщин один перелом бедра, возможно, и не случится, но только, возможно, потому что многие здоровые люди из страха перелома начинают меньше двигаться, потому что им говорят, что у них остеопороз. Это способствует разрушению костей.

Существует также идея профилактически медикаментозно лечить предгипертонию (предстадия повышенного давления) и преддиабет (предстадия повышенного уровня сахара в крови).

На YouTube есть смешные видео по этой теме, такие как HAVIDOL 2007г. В нём австралийская художница Джастин Купер в шутку изобрела новое лекарственное средство. Хавидол означает "have it all", или "берите всё" и это "с химическим названием Avafynethyme HCL (have a fine time plus hydrochloric acid)" т.е. "хорошо провести время плюс соляная кислота". (стр. 438)

Э.Э.: К сожалению, о Хавидоле (Havidall) в Википедии есть только эта статья на английском языке. Кроме того, сегодня на YouTube есть ещё несколько серий по эой теме. Например, такие как Fukitol и др. Having the last laugh at big pharma показывает (тоже только на английском языке) ряд других сатир о ситуации в медицине при помощи NCBI или NIH 2007г. Тогда INDOBELANT ещё не было.

Библиография на страницах 443-502

Позже мы будем приводить здесь самые важные источники литературы в качестве ссылок на рефераты, если речь идёт о научных работах, или на тексты книг, где это возможно. По возможности мы переведём важные рефераты на русский язык. В общей сложности в книге имеется 1142 источника литературы, из них 140 по теме "Отказ системы" и 120 по теме "Недостаточный контроль за лекарственными средствами". Имеются 104 указания на тему психотропных средств в главе "Психиатрия - рай для фармацевтической промышленности".


Комментировать (как гость) или войти в систему

Автор
Luise Ölzant, Австрия
Translator
Julia (Yuliya) Velitschko, Год снимка 2013
Julia (Yuliya) Velitschko, Россия
публикация

08.02.16, 10:05

Tag Cloud
 лекарства   фармацевтической   Это   США   лекарственных   лекарств   наук   мед   На   побочных   Доктор   лечения   После   препарат   промышленностью   Автор   Исследование   эффектов   идёт   средствами   фармацевтических   Если   Деньги   исследовании   лекарственные   здравоохранения   Они   Он   продажи   плацебо 
Важные записи